http://forumfiles.ru/files/0018/dc/3a/75201.css
http://forumfiles.ru/files/0019/82/84/51811.css

Dragon Age: A Wonderful World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: A Wonderful World » Архивные дела » Stand your ground, the dawn will come.


Stand your ground, the dawn will come.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Часть I

Имя персонажа:
Вирейнис из клана Лавеллан. Отзывается на такие сокращения от имени, как «Ви» или «Нисса», также отзывается на имя клана. С большой неохотой отзывается на титул Вестницы.
Дата рождения:
17 Матриналиса 9:06 Дракона
Раса:
Эльф (долийский)
Род деятельности:
Воин клана Лавеллан; служительница ведьмы Яваны; агент Инквизиции; Вестница Андрасте
Класс и специализация:
Воин, потрошитель
Способности и навыки:
Долийских охотников с малых лет обучают владению оружием, а учитывая то, кого из неё лепила Явана, Вирейнис стала обучаться, как только смогла понять первые объяснения наставника.
Вирейнис умело стреляет из лука, но поскольку основные её тренировки были завязаны на рукопашный бой, ей не удалось стать столь же метким лучником, как её собратья. Меткость она компенсирует способностью использовать дальнобойное оружие, требующее куда большей силы рук для натяжения.
Прекрасно умеет сражаться с обычным мечом в руках. При желании может взять и щит, но с ним она не особо хорошо умеет обращаться. Искусно владеет техникой боя без оружия. Однако любимым оружием Вирейнис является глефа. Благодаря годам тренировок, эльфийка владеет ей столь виртуозно, что невольно поражаешься, как можно так легко размахивать оружием, которое тебя намного больше.
Кровь дракона постепенно меняет потрошителей, делая их более звероподобными. Со временем, Вирейнис не только отрастила себе пару заострённых клыков, но и приобрела несколько более обострённый нюх, особенно в плане крови и некоторых телесных выделений. Она вполне способна «пронюхать» некоторое изменение состояние собеседника — возбуждение, страх, ложь и прочие отклонения от спокойного состояния.
Необходимость контролировать свою ярость и гнев, дарованные драконьей кровью, заставили Вирейнис воспитать в себе железный самоконтроль. Её нельзя назвать неприступной, но в большинстве небоевых ситуаций она способна сохранять спокойствие.
Эльфы по своей природе не особо крупные, что вынуждает воинов этой расы использовать не только грубую силу, но и быть достаточно ловкими. Более того, ловкость критична в бою без тяжёлого доспеха. Именно по этой причине Вирейнис пришлось тренироваться не только в плане силы и выносливости, но и ловкости. Её нельзя назвать неповоротливой и медлительной, а в бою она вертится, как уж на сковородке.
Как и любой долийский охотник, она обучена выживанию на местности. Вирейнис — весьма умелый следопыт, знает многие целебные и ядовитые травы (во многом по собственному опыту) и способна поставить капкан или приготовить нечто съедобное. Знает рецепт приготовления долийского фруктового вина с грибами и травами.
Вынослива, как и все воины; обучена плаванию и верховой езде без седла (галлы — твари гордые, седлать себя обычно не дают). Знает чтение и написание тех крупиц эльфийского языка, что известны долийцам — спасибо отцу-Хранителю. Умеет читать, писать и говорить на торговом, а также некоторые фразы на тевине. Знакома с ключевыми моментами человеческой истории; знает множество эльфийских легенд и достаточно эльфийской истории, хотя и сомневается в их абсолютной и непоколебимой точности и правдивости.
Неплохо смыслит в тактике и стратегии конкретно на поле боя и в пылу битвы, особенно когда дело касается драконов или других крупных тварей — сказались годы, проведённые рядом с этими тварями. Так же сведуща в драконологии, но не из трактатов учёных, а на личном опыте и из рассказов госпожи Яваны.
С тех пор, как она получила Якорь, Вирейнис обрела способность управлять разрывами в Завесе. Она способна закрывать их, не оставляя и следа и не позволяя демонам прорываться из Тени. Якорь также открывает перед носителем другие возможности, которые Вестница ещё не открыла. Использование Якоря причиняет ей боль, которая не изменяется способностями потрошителя.

Имущество:
●Глефа (в реальности — типичный гуань дао, китайский аналог глефы), выполненная в древне-эльфийском стиле из чернёной железной коры — материала, который по своим свойствам прочнее и легче лучшей стали, созданной людьми. Глефа сделана по образу и подобию клинка Сулевин. Длина древка — 1,6 метра. Длина лезвия — 65 см. Максимальная ширина лезвия — 7 см. Оружие является одной из семейных реликвий, передававшейся из из поколения в поколение, от одного охотника другому. Глефа необычайно легка сама по себе, как и любое другое изделие из железной коры. Она зачарована рунами льда и укрепления, а также украшена изящной светящейся надписью, идущей по плоскости лезвия с обеих сторон. Надпись цитирует последнюю строку Вир Танадал — «Больше никогда мы не подчинимся». Оружие носит имя Диртаварен — «обещание» (это же имя носят так называемые Священные равнины в Орлее). 
●Традиционный долийский ростовой лук из железной коры. Украшен искусной резьбой и не имеет особых свойств. Требует большой силы рук для натяжения тетивы. К луку прилагается колчан со стрелами, который Вирейнис носит на поясе.
●Видавший виды сильверитовый меч-бастард, доставшийся от наставника. На клинке — надпись на тевине «Кровь и честь».
●Три фиала с драконьей кровью в резных футлярах из железной коры. Фиалы зачарованы на сохранение свежести содержимого. Кажется, что кровь внутри них всё ещё тёплая.
●Броня в зелёных и чёрных цветах, являющаяся смешением кольчуги, кожаной брони, поддоспешника и некоторых латных кусков.
●Кольцо Хранителя, доставшееся от отца.
●Кольцо-коготь старинной работы из сильверита. «Коготь» изображён в виде вороньей головы, вместо глаз два крохотных изумруда.

Часть II

Внешность:
- Рост: 175 см.
- Цвет глаз: изначально — фиолетовый, после испития крови дракона — изумрудно-зелёный
- Цвет волос: тёмно-каштановый с красновато-рыжим отливом
- Общее описание:
Из-за мутаций драконьей крови и «благословения» Матушки-природы, телосложением Вирейнис больше напоминает человеческую женщину, а не эльфийку. Благодаря многолетним тренировкам, тело Вирейнис прекрасно развито атлетически. Она не худощава, как большинство её соплеменниц, а её рост для эльфийки считается попросту великанским. Более того, её тело обладает куда более аппетитными формами, не характерными для эльфийских женщин — опять же, предположительно из-за мутаций и последовавшего изменения развития.
Форма лица — правильный слегка заострённый овал. Скулы заметно выделяются; глаза изумрудно-зелёного цвета, с кошачьим разрезом. Нос и брови достаточно аккуратные, губы обладают приятной полнотой. Кожа светлая и покрытая татуировками. Каштановые локоны, обрамляющие лицо, большую часть времени забраны или в пучок, или в косу, или в хвост.
Валласлин на лице имеет необычный рисунок для долийского эльфа — он слишком прост, чем обычные витиеватые татуировки кочевников: четыре похожих на широкие листья осоки полосы на щеках, две таких же полосы на лбу справа и слева, а по центру лба изображён более широкий треугольник, концом идущий к носу. Так же есть татуировка, изображающая извивающиеся тернистые лозы и тянущаяся от шеи по руке и телу до пояса по левой стороне. Также имеются многочисленные шрамы, среди которых выделяется один уродливый и рваный на правом бедре. Удлинены и заострены боковые резцы, клыки и первые моляры на обеих челюстях. Ногти на левой руке после получения Метки стали несколько длиннее и прочнее, начиная постепенно напоминать когти. На локте левой руки замечено ороговение, по форме напоминающее чешую.
Вирейнис держится прямо, гордо, но шаг её несколько неровен — она едва заметно прихрамывает. Движения размеренны и сдержанны. В одежде предпочитает чёрный, коричневый и зелёный цвета.

Характер:
- Страхи и слабости:
Потеря контроля над собой и беспомощность; жадность, гневливость.
- Общее описание:
С силой приходит ответственность. Многие потрошители предпочтут упиваться своим могуществом, не думая о последствиях. А вот для Вирейнис эти слова стали неопровержимой истиной с того момента, когда она осознала, что именно драконья кровь сотворила с ней. Она принимает свою силу, не отказывается от неё и не отвергает, прекрасно понимая, что кровь дракона позволяет ей выжить в таких ситуациях, где простой смертный попросту сдохнет. Но она так же понимает, что использовать смертоносную ярость направо и налево, шагая по колено в крови — не выход.
Кровь дракона сделала её вспыльчивой и малейший пустяк, малейшая оплошность или оскорбительное слово могут пробудить в ней ярость, которую крайне трудно обуздать. Каждое своё слово и действие в ситуации, когда мечи ещё не обнажены, Вирейнис старается взвешивать и оценивать, дабы не спровоцировать собеседника; каждое слово и действие собеседника она пытается рассмотреть с нескольких сторон — ведь не у всех хватает ума держать язык за зубами, а проливать лишнюю кровь не стоит. Так что пока кровь не застилает ей глаза, Вирейнис можно назвать рассудительной, спокойной и холодной. Она изо всех сил старается держать зверя внутри себя в узде. Для большинства эльфийка кажется эдакой железной леди, готовой вскипеть, но, как ни странно, чувство юмора ей тоже не чуждо.
С момента становления Вестницей, Вирейнис стала несколько более чёрствой и жестокой, но того требует положение дел. Она не чурается марать руки, если это приведёт Инквизицию к нужной цели, а также принимать тяжёлые решения в трудные моменты и брать на себя ответственность за них. Поставленную задачу воительница стремится выполнить полностью. Она не просила становиться спасителем Тедаса, но раз уж эта доля выпала ей, придётся нести и исполнять долг.
Вестница старается как можно крепче привязывать себя к реальности тем, что ей дорого — боится соскользнуть в безумие. Её брат и друг детства являются для неё своего рода якорями, ради которых она изо всех сил старается каждый раз возвращать себя из пучины гнева. Более того, она старается какое-то время отводить медитациям, чтению книг, тренировкам и прочим успокаивающим занятиям, чтобы поддерживать душевное равновесие. Порой шёпот крови в голове становится попросту невыносим, и в таком случае есть два верных средства — хорошая выпивка и тёплое тело в постели.
За «кролика» и прочие оскорбительные обращения и действия, характеризующие презрительное отношение к ней, Народу или тем, кто ей близок, Вирейнис готова если не рубить с плеча, то точно дать наглецу в рыло. Она гордится своим долийским происхождением (даже считает, что эльфийская раса всё так же превосходит зазнавшихся людей; за исключением плоскоухих, сидящих в эльфинажах и прислуживающих шемленам), однако, не даёт себя обманывать долийским сказаниям: большинство знаний, передаваемых из поколения в поколения — устные и каждый рассказчик невольно изменяет повествование; сказания постепенно меняются, приобретая совершенно иной облик, словно скалы у моря, подтачиваемые солёными водами и дуновеньем ветра. На подобное мировоззрение повлияли не только её рассуждения, но и речи ведьмы Яваны.
По большей части Вирейнис следует правилу «выживает сильнейший». Историей из серии «бандиты вырезали мою семью» и тому подобными её навряд ли удастся пронять. Но необходимость самоконтроля сформировала у долийки своеобразный кодекс чести, которому она следует. Она никогда не станет убивать заведомо невинного; она готова заступиться за тех, кто попал в безвыходную (по её мнению) ситуацию. И уж тем более, когда творится полный беспредел, она хоть как-то пытается навести порядок, будь то рявканье командирским голосом или отвешивание лещей во все стороны.
В бою это совершенно иная личность. Вирейнис словно подменяет нечто извне и долийка превращается в беспощадную машину смерти. В мгновения ярости, она забывает о сострадании и жалости. В этом состоянии Лавеллан с трудом отличает врагов от друзей.
Стиль боя потрошителя имеет определённые слабости, но и достоинств немало. «Диета» из крови и свежей плоти уже давно перестала вызывать у Вирейнис отвращение — сказывается и кровожадность, дарованная драконьей кровью, и естественное желание выжить. Также она не видит ничего дурного в весьма жестоких пытках с целью выведать информацию или наказать преступника.
Учитывая то, с чьей лёгкой руки Вирейнис стала такой, она уважает и ненавидит Явану одновременно. С одной стороны, благодаря ведьме она стала сильнее. С другой, по воле Яваны она была вынуждена убить своего друга и учителя.

Биография:
— Birth always comes with pain —
Стоит немного рассказать о семье, в которой будущая Вестница появилась на свет. За многие сотни лет долийские кланы стали разительно отличаться друг от друга. Клан Мирентар — не исключение. Эти эльфы всегда были достаточно скрытными и, более того, ни на одном Арлатвен этот клан не привнёс ничего нового в копилку знаний долийцев о прошлом своего народа. Во многом потому, что основатель клана был потомком последователей Жуткого Волка и те крупицы истины, что передавались из поколения в поколение во времена господства Тевинтера, отличались от общих положений и верований долийцев. В клане Мирентар Фен’Харела не считали предателем. Да, его деяния признавали — он заточил и Творцов, и Забытых, но по мнению членов клана, сделал он это из необходимости, а не со злости и желания напакостить, которые Жуткому Волку приписывали другие долийцы.
Однажды, во время странствий клана по Антиве, по болотам Теллари, путь их пересёкся с одной из могущественных ведьм Диких Земель — Яваной, дочерью Флемет. Последняя долийцам была известна, как Аша'беланнар и пользовалась у них огромным уважением, во многом порождённым страхом. Явана сделала клану предложение: остаться с ней, в болотах Теллари, помогать ей защищать кровь мира — драконов, — и беспрекословно выполнять её приказы, а в обмен получить знания и её безоговорочное покровительство. Отказывать ведьме глупо, и клан осел в болотах.
Вирейнис родилась от союза Хранителя и одной талантливой охотницы, перешедшей в клан Мирентар из клана Лавеллан. Ведьма Явана присутствовала при рождении и практически сразу потребовала первенца себе в услужение, чтобы сделать из ребёнка идеального защитника для её драконов. Поскольку до этого ведьма всегда держала своё слово и помогала клану, Хранитель ей не отказал.
Как только Вирейнис стала воспринимать и понимать ту информацию, которую ей сообщали, началось её обучение. Магом она не была и могущество Арлатана в её крови не пробудилось, но тем не менее, её отец обучал её всему, что знал сам. Когда девочка достаточно окрепла, чтобы начать обучение с оружием, за неё так же принялся один из лучших охотников клана. А по вечерам ведьма Явана частенько приглашала эльфийку к себе. Она просто… говорила с ней, расспрашивала о сказаниях, что передавались среди долийцев из уст в уста. И она смеялась каждый раз, а потом говорила о вещах, которые другие изгнанники Долов посчитали бы ересью.
А потом пришёл Ганник.
Никто не знает, каким образом ведьма Диких Земель сумела уговорить освобождённого гладиатора из Тевинтера заявиться к ней в глушь. Но факт остаётся: рудиарий явился, обосновался в Тихой Роще под боком у ведьмы и занялся тренировкой отданной ведьме девчушки. Пришёл он не один. Вместе с Ганником был его сын, Валериан, которого куда больше интересовала стрельба, чем размахивание мечом. Долийцы достаточно долгое время отказывались его обучать, но мальчишке настойчивости было не занимать. Вирейнис и сын её наставника в итоге достаточно крепко сдружились, и хотя Валериан не любил это показывать, но он искренне заботился о ней, как если бы Вирейнис была его родной сестрой. Постоянные тренировки и обучение прочим знаниям не оставляли долийке времени на личную жизнь, потому к 15 годам из друзей у неё был лишь Валериан.
Именно в 15 лет случилось одно из событий, изменивших её жизнь. Мать Вирейнис уже давно носила под сердцем второе дитя, и когда на свет явился Тальвенор, Явана решила, что пришло время сделать свою защитницу драконов сильнее. Во время церемонии Явана сама нанесла на лицо Вирейнис достаточно абстрактные отметины, которые, тем не менее, говорили о том, кому эльфийка служит. Не богам принадлежали её тело и душа… А потом, когда кожа юной воительницы ещё кровоточила после нанесения своеобразного валласлина, Явана дала девушке испить крови одной из дракониц, что жили в Тихой Роще.
Вирейнис стала сильнее, быстрее. Кровожадней. Ганник не одобрял подобной практики, но не его слово было решающим. Он должен был лишь тренировать её, делать сильнее и искусней в бою. И он продолжал, одновременно с этим замечая изменения в характере и внешности своей ученицы — он видел, что с каждым разом ей становится всё тяжелее справляться со всепоглощающей яростью, что поселилась в её душе. Именно Ганнику Вирейнис была обязана тем, что он научил её жёсткому самоконтролю. Порой это было грубым словом и делом, порой — разговором по душам и какими-нибудь совершенно детскими глупостями. У Вирейнис друзей было мало… но Ганник сумел стать одним из них в короткий срок, попросту поддерживая её.
И от этого наносить последний удар было лишь больнее…
Ганник знал, что этот час придёт. Это и было его требованием службы Яване — погибнуть от рук достойного противника. И когда освобождённый гладиатор уже ничему не мог научить, настало время последнего поединка между учителем и ученицей. Условие — выжить или умереть. Ганник сражался в полную силу, не сдерживаясь и требуя от Вирейнис того же. Он успел нанести ей несколько серьёзных ран, прежде чем она, впав в ярость, одним ударом отрубила ему голову.

Пелена ярости спадает с её разума, горячая кровь обагряет лицо и руки, а из густой болотной травы с удивлением смотрят быстро стекленеющие карие глаза. Обезглавленное тело с глухим стуком падает наземь, а голос ведьмы разрывает повисшую тяжёлую тишину.
—Ma son’em, Panelan'virelan. Ты справилась.

Валериан не винил подругу. Знал, что ей не оставили выбора, да и отец ему рассказал всю ситуацию. Но и Валериан, и Вирейнис потеряли одного близкого человека. Общая боль сблизила их лишь больше. Валериан был её первым мужчиной, но не из любви или высоких чувств. Просто чтобы боль стала тише. Валериан не ушёл после той ночи: к тому времени, он уже был фактически своим среди клана Мирентар и был не хуже эльфийских охотников. Да и куда ему было идти? И зачем?
Время шло. Вирейнис продолжала ежедневные тренироки, по сути, из привычки. Равных противников не было, так что это был скорее способ убить время. Прошёл Мор в Ферелдене, отгремел взрыв в Киркволе. И однажды, хаос пришёл и в болота Теллари. Явана привела в Тихую Рощу чужаков. Вирейнис бы выполнила свой долг по защите, если бы ведьма не отдала ей приказ «не вмешиваться». Всё, что оставалось эльфийке — следить за тем, как два человека и дворф пришли… и ушли. И только Явана не вышла из Тихой Рощи. Заподозрив неладное, воительница поспешила в убежище драконов, где и обнаружила ведьму на полу, в луже её собственной крови, мёртвой. Временно, конечно — те, кто владеют подобным могуществом, навряд ли могут умереть так просто. Но Вирейнис понимала одно: им стоит уходить отсюда. Драконы их знали, но без покровительства Яваны в этом месте было не выжить. А уж если чужаки приведут других людей…
Можно сказать, что так оно и случилось. Это были другие чужаки, желавшие поживиться сокровищами Чудовища Болот Теллари. Бой был жарким и яростным, долийцы сражались что есть сил и Вирейнис лично покрошила многих пришельцев. Но одного «удачного» плевка драконьего пламени хватило, чтобы смести большинство чужих… и почти всех своих. К концу боя, Вирейнис, её брат и Валериан были единственными, кто чудом остался в живых (не считая драконов, с которыми ничего не случилось). Было больно смотреть на обгоревшие тела сородичей, на бездыханные тела отца и матери, но Вирейнис понимала, что сейчас не время и не место оплакивать их. Чужаки могли прийти вновь и если драконы смогут с ними справиться, то уж им втроём будет тяжеловато. Забрав с собой часть уцелевшего скарба, троица отправилась в путь.
Вставал вопрос: куда стоит отправиться, раз они потеряли свой клан? Становиться наёмниками в мире shemlen было дурной идеей. Оставалось лишь искать другое пристанище, другой клан. Проблема была в том, что с ними был Валериан. Эльфов долийцы примут практически всегда, особенно своих, а вот к людям большинство из них относились негативно. Кроме пары кланов, и один из них, насколько знала Вирейнис, весьма регулярно странствовал по Вольной Марке — клан Лавеллан, выходцем из которого была её мать.
Найти их оказалось не особо тяжело — эти долийцы никогда не скрывали своего лояльного отношения к людям и часто с ними торговали. Хранительница Дешанна, видавшая Вирейнис и её брата на последнем Арлатвен, выслушала историю спасшихся и с радостью приняла их в свой клан. Она даже взяла Тальвенора себе в ученики и позволила Валериану оставаться с кланом Лавеллан столько, сколько ему захочется.
Клан странствовал по Вольной Марке пару лет, пока не стало известно, что Верховная жрица человеческой Церкви созывает Конклав. Джустиния желала уладить конфликт между магами и храмовниками, которые практически развязали между собой войну. Подобное событие могло повлиять на судьбу всех представителей эльфийской расы и Дешанна это понимала: храмовники ведь и за долийскими магами порой охотились, особенно в последние годы. Поэтому она решила отправить Вирейнис к месту встречи Верховной жрицы с главами враждующих фракций в качестве своеобразного шпиона. Задачей воительницы было всё разузнать и вернуться обратно. А уж куда отправлялась Вирейнис, туда же шёл и её брат, а уж о участии Валериана можно было даже не говорить. Дешанна не хотела отпускать сразу троих, но Тальвенор попросту не оставил ей выбора, отправившись вслед за сестрой под покровом ночи.

— I never asked for this —

Конклав поразил Вирейнис своим размахом. Она бывала в человеческих поселениях, она общалась с людьми, но никогда не видела такого количества народа. Как и было велено Дешанной, воительница отправилась в Храм Священного Праха. Долийка взяла на себя роль одной из множества наёмников, которые должны были охранять порядок во время переговоров. Но определённо что-то пошло не так…

Ослепительная вспышка зелёного света исчезла, и Вирейнис оказалась в мутном зеленоватом тумане. Единственное, что она видела ясно — стоявшая на возвышенности сияющая фигура; столь ослепительная, что даже глядя сквозь треклятый туман приходилось щуриться. Оружия под рукой не было, хотя она точно помнила, что брала с собой простенький меч. Стоило быть поосторожней…

Она поднялась уже на половину лестницы, когда позади послышался омерзительный писк и шуршание мириадов паучих лапок. Резко обернувшись, она, кажется, впервые в жизни ощутила страх при виде омерзительных гигантских пауков, бежавших к ней. Страх подгонял, страх заставлял хвататься за жизнь, а сияющая фигура протягивала руку. Оставалось лишь дотянуться, схватиться, и…

Левую ладонь пронзила чудовищная боль. Боль, которую Вирейнис не ощущала уже двадцать лет.

И в очередной раз её жизнь встала с ног на голову. Лавеллан очнулась в цепях, в холодной промозглой тюрьме, в окружении вооружённых людей. Её левая рука была отмечена зловещей светящейся меткой, что плевалась искрами и причиняла боль, от которой не было уже привычного удовлетворения. И, как ни странно, эта метка оказалась ключом к Разрывам и Бреши, изрыгавшим демонов.
Деяния долийки у Храма Священного Праха сделали её героем для одних. Вестница Андрасте, говорили они. Вирейнис возненавидела этот титул в тот же момент, как услышала. У неё было имя, у неё был клан… но для всех, даже для Церкви, что теперь проклинала её, она была Вестницей. Спасительницей. Носительницей метки.
Несмотря на ненавистный титул, Лавеллан понимала, что он значит. На неё возложили долг, который лишь она и была способна исполнить. И сколь бы ей ни хотелось вернуться, сколь бы она не отрицала свою избранность человеческой Пророчицей, она ровно так же хотела вернуть порядок в этот мир. Не ради людей, но ради своего Народа. У неё вновь появилась цель, к которой она могла стремиться, которая могла занять её мысли и отвлечь от зова крови. К тому же, как оказалось, люди в Инквизиции были не такими уж плохими. Пусть многие из них были выходцами из Церкви, они готовы были поддержать её. Дикарку. Язычницу, которая решила искать помощи магов в избавлении мира от угрозы Бреши.
Кто же знал, что в попытке спасти мир она капитально просчитается и окажется в будущем, из которого невозможно было вернуться?

Часть III

Пробный пост:
Связь:
Skype — evilshushpasnchik
ICQ — 407111950
Telegram — @darthneko (https://t.me/darthneko)
Ваши познания во вселенной Dragon Age:
Три игры вдоль и поперёк; книги «Украденный Трон», «Раскол», «Империя Масок»; комиксы «Тихая Роща», «Те, кто говорят», «Пока мы спим»; вики и Дариус.
Пожелания:
Выжить? Было бы неплохо.

+3

2

ВЫ ПРИНЯТЫ

Для начала, просим вас оформить дневник персонажа.
Затем оформите профиль.
Заявку на поиск соигрока вы можете подать здесь.

По вопросам обращайтесь к администрации или пишите в соответствующие темы.

ПРИЯТНОЙ ИГРЫ!

0


Вы здесь » Dragon Age: A Wonderful World » Архивные дела » Stand your ground, the dawn will come.