http://forumfiles.ru/files/0018/dc/3a/75201.css
http://forumfiles.ru/files/0019/82/84/51811.css

Dragon Age: A Wonderful World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: A Wonderful World » Забытые имена » Хорошие чародейки всегда немного отступницы


Хорошие чародейки всегда немного отступницы

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Часть I

Имя персонажа: Миранда Тревельян | Miranda Trevelyan
Дата рождения: 11 Матриналиса, 9:17 Века Дракона
Раса: Человек
Род деятельности: Полуотступница, член Инквизиции
Класс и специализация: Магесса, Чародейка. Рыцарь-чародей.
Способности и навыки:
Бытовые:
‣ Верховая езда;
‣ Базовое знание этикета;
‣ Хорошее образование;
‣ Слабоватый Тевин;
‣ Ужасный эльфийский;
‣ Умение играть на фортепиано
Магические:
‣ Молния;
‣ Шквал энергии;
‣ Цепная молния;
‣ Статическая клетка;
‣ Лечение;
‣ Ледяная мина
‣ Паралич;
‣ Взрыв разума
Имущество:
‣ Ездовой чёрный жеребец;
‣ Походный рюкзак с провизией, вещами и книгами;
‣ Свободный плащ с капюшоном;
‣ Посох, больше похожий на резную палку с изумрудом на изогнутом конце

Часть II

Внешность:
- Рост: 173 см
- Цвет глаз: серо-зелёный
- Цвет волос: ярко-рыжий
- Общее описание: У Миранды худощавое, не подтянутое тело, отчего девушка не может выдержать больших физических нагрузок. У неё шелковистые волосы, завивающиеся с самого детства, туманные серо-зелёные глаза, чуть полноватые губы и вздёрнутый тонкий нос. Магессе не по душе мантии, и потому своё предпочтение она отдаёт или лёгким, почти призрачно-прозрачным платьям, или же закрытой плотной средней броне. Из крайности в крайность, так сказать.

Характер:
- Страхи и слабости:
‣ Смерть;
‣ Усмирение;
‣ Одержимость;
‣ Темнота;
‣ Одиночество
- Общее описание: Злую шутку с Мирандой сыграла голубая кровь. С самого детства она была чересчур капризной, вспыльчивой и в той же мере пугливой. Постепенно характер маленькой особы превратился в настоящее бедствие. Несмотря на то, что в Круге постарались максимально «угомонить» Миру, в ней всё ещё остался тот самый, детский запал. После магического обучения Тревельян стала романтичной, образованной, артистичной и… как ни странно, ещё более неуправляемой.
Девушке нравятся вдохновлённые люди, и с большой симпатией она также относится к тем, кто, вне зависимости от произошедшего в жизни, не сдаётся. Магесса не привыкла плакать, да и рыдания сами по себе считает проявлением неуклюжей слабости и попытки манипулировать людьми. Если ей что-то не нравится, она говорит сразу, а не плачет и, уж тем более, не доводит оппонента до слёз. Аристократка дружелюбна по отношению ко всем, но нередко любит поспорить, и, вопреки тому, что знакомые называют эту черту «правдолюбием», от этого всё же не меньше их раздражает пылкость девушки. Мира не привыкла скрывать свои эмоции, отчего иногда из её уст вырываются не самые лестные слова, за которые ей крайне редко становится стыдно. Невзирая на это, она очень любит говорить. Любое проявление чувств с её стороны — будь то счастье, гнев или разочарование — сопровождается взрывом эмоций. Девиз леди Тревельян, подвижной, яркой и оптимистичной девушки — «Жить без сожалений».
Она всегда была жуткой серцеедкой. Такова воля Создателя, пожимая плечами, серьёзно говорила она оствикскому рыцарю-командору, когда из-за неверно брошенного её взгляда или обычного подмигивания, у комнаты Чародеев группами стояли ученики. В её крови были флирт и загадочность, что, вкупе с сущей очаровательностью, образовывали горючую любовную смесь.
В мечтах юной Чародейки всегда были путешествия и по-глупому красивая романтика. Она всегда хотела полежать на траве, болтая с кем-нибудь и наблюдая на ночном небе различные созвездия, а затем — сонными и счастливыми — встретить рассвет.
Увы, после случившегося на Конклаве, улыбка Миранды померкла, а покрасневшие, опухшие глаза вовсе вошли в привычку. Пока у неё не было цели существования, она чувствовала себя потерянной и разбитой, но, когда она наконец приняла решение отправиться в Скайхолд, дабы оказать посильную помощь, её сердце и душа постепенно стали реабилитироваться.

Биография:
Миледи Тревельян

Родилась девушка в семье Банна Оствика, в Вольной Марке, и в семье была первым ребёнком. Миранду с раннего возраста (что, не много, не мало, а три года) готовили как завидную невесту и, однако, представительницу дома Тревельян, рода весьма древнего и примечательного, крайне набожного и уважаемого в своих кругах. Родители любили дочь и старались усердно воспитывать её, нанимали учителей по разнообразным дисциплинам. В семье редко затевались ссоры, а рукоприкладство так вовсе, в спокойной и уютной атмосфере, было просто невозможно.

Чародейка в заключении, путешественница в душе

В восемь лет, как только у девочки проявились магические способности, её забрали в Круг. Детский пароноичный ум просто отказывался принимать то, что родители так просто отдают её людям с... с кастрюлями на голове. Само собой, Мира слышала о храмовниках, но увидеть хотя бы одного из них? Пара рекрутов, пришедших забрать юную магессу в Круг, с опасением наблюдали за тем, как она заливается смехом при каждом взгляде на них. Таким образом Леди Тревельян, будучи магом, была обречена провести всю жизнь в оствикском Круге Магов.
Впрочем, неопытной девочке «Тюрьма для магов» показалась и с другой, более положительной, стороны. Это огромное здание было сплетением множества интересных знаний, рассказов и магии. И разных людей и эльфов, которые также рассказывали много интересного из своей жизни. Её другом и любимым рассказчиком стал Первый Чародей, по началу внимательно присматривавшийся к своей будущей ученице.

— Миранда?
Девочка неторопливо поворачивается на вкрадчивый мужской голос.
— Да? — спрашивает она, внимательно разглядывая незнакомца. Пробыв в Круге два года, она ни разу его не видела. Кем он мог быть? Вором? Поваром? Может, обычным посетителем? Она едва видно качает головой. Нет. Его мантия, красивая, необыкновенная, изнутри пропитана несвойственными обычной вещице мудростью и изяществом. — Вы — Первый Чародей?
Мужчина улыбается и медленно — под взволнованный взгляд маленькой девочки — кивает. Ему нравится, что она догадалась, и он понимает, что решил сделать это — не потому, что она — дочь Тревельяна.
— Как тебе такая идея, Миранда? — Первый Чародей хитро подмигивает юной магессе. — Будешь моей ученицей?
И Миранда без раздумий согласилась.

Она училась усердно, прилагала все свои усилия для того, чтобы освоить Тевен и никак не поддававшуюся огненную магию, и была вознаграждена. Раз в пол месяца она встречалась с родителями — Первый Чародей, подмигивая также, как и несколько лет тому назад, за хорошее поведение и усердие в учёбе в тайне от всех отпускал её домой на выходные. Её жизнь была скучной, с нередкими взрывами, вошедшими в привычку, с людьми, которых она видела каждый день на протяжении больше, чем десяти лет своей жизни. Иногда — с демонами, нашёптывавшими всё то, чего она хотела. А хотела она путешествий. Пиратской романтики. Опасных приключений. Умопомрачительных погоней. Но не могла себе этого позволить. Это был Круг, и Тревельян знала, что случается со сбежавшими из него.

Благодаря усердной учёбе девушка заканчивала ступени обучения практически в идеальные, самые минимальные, сроки. В 9:41 Века Дракона, когда она, немало для этого потрудившись и, почти ночами не спавши, уже заканчивала ступень Чародея, ей позволили взять себе ученика. Выбор, впрочем, был небольшой — до ужаса стеснительная сиротка или же до потери сознания разговорчивый паренёк. Из двух зол, как ей казалось, Мира выбрала меньшее и через некоторое время уже искала по всем ученическим комнатам своего эльфийского пройдоху. Нередко их посиделки "тет-а-тет" в библиотеке заканчивались лютым беспорядком, ибо тогда со столов и полок летели книги, фолианты и чернильницы. Несмотря на натянутость общения друг с другом, наставница и ученик любили бывать вместе и даже имели непритязательные романтические отношения. Они настолько часто были вместе, что ни у кого — кроме, разве что, самых допотопных храмовников — не возникало подозрений. У наставников с подопечными нередко завязывались тёплые отношения, поэтому все были уверены, что всё нормально. Хотя, на самом деле, всё так и было. Их отношения были для обоих бурей эмоций — по крайней мере, так рыжеволосая всегда описывала свою первую любовь или, если говорить вернее, первое половое влечение.  Они занимались тем, чем обычно занимаются парочки, в тихом церковном помещении Круга, в уборной и (за что девушке было искренне стыдно) в закромах библиотеки. Сейчас, вспоминая любовные похождения со своим учеником, Чародейка удивлённо понимала, насколько им всё же повезло, что их не заметили. Само собой, отношения между двумя магами Церковь хоть и не одобряла, но всё же как-то понимала... А вот любовные утехи вместо занятий никто бы точно не оценил.

Наполовину отступница

Завершить обучение мальчика Миранде, впрочем, не удалось. Вместе с другими заверенными лицами Оствикского Круга она поехала на Конклав в надежде урегулировать сложившийся конфликт между храмовниками и магами. Когда Первый Чародей сказал, что она не может пойти с ним в Храм Священного Праха, она очень сильно разозлилась. Грозилась ему, что к Мору спалит это жуткое Убежище. Но мужчина только лишь качал головой, и, в конце долгих переговоров, Чародейка согласилась с решением наставника. Когда прогремел взрыв, заставив землю испуганно всколыхнуться, а небо — разверзнуться, Тревельян по-настоящему испугалась. Она схватила коня, с которым уже как несколько дней играла в бессмысленные гляделки, и рванула прочь, куда глаза глядят. Во всеобщем шуме и панике никто не заметил девушку в плаще, скоро покидавшую деревню.
И только в тот момент, когда Мира очутилась близ какой-то весёлой деревушки, она наконец поняла, кого потеряла. Первого Чародея, человека, который стал для неё вторым отцом. Не выдержав жестокой реальности, магесса осела на землю и зарыдала. Через несколько дней по всему Ферелдену, на досках объявления, висели списки погибших. Находить в каждом из них своё имя было каким-то удивительным и одновременно тяготящим развлечением. В любом случае, девушка могла не бояться преследования со стороны Церкви.

Ведь, если труп и можно было назвать отступником, то она — отступница всего лишь наполовину.

***

7 Первопада 9:42 Века Дракона Миранда, наконец собравшись с силами, приехала к воротам Скайхолда, с орами и криками требуя встречи с Инквизитором. После аудиенции с Кассандрой, где Тревельян запросила себе место на передовой,
девушка стала официальным членом Инквизиции. После того, как судьба вновь вернулась в её руки, Мира готова как помогать страждущим, так и рвать на куски врагов.

На самом деле, девушке предстоит много сделать. Но она уже готова двигаться дальше, начав свой путь даже с самых маленьких свершений.
Часть III

Пробный пост:

Полетевший к демонам Конклав

Миранда мечтательно прикрыла глаза. Вряд ли у Первого Чародея что-нибудь получится, самодовольно решила она, будь я на Конклаве, то, конечно, вековое противостояние сразу сошло бы на нет. И, теша себя другими, подобными первой, мыслями, она продолжила отдыхать.
Загорать в Убежище было абсурдом. И уж точно никто не ожидал от Чародейки, что она, кряхтя и мучаясь, словно последняя старушка, взберётся на крышу деревянного дома и ляжет прямо там, обратив лицо к солнцу. Хотя, ясное дело, храмовники ожидали: это можно было заметить по равнодушным кастрюльковым лицам, которые все, кроме молоденького рыцаря, решившего помочь даме, даже не повернули на шум и явное копошение. От посильной помощи (а это, не иначе, было подкинуть несчастную магессу чем выше, тем лучше, прямиком в серое небо) девушка отказалась. Нечего эксплуатировать невинных храмовничков; в противном случае, рыцарь-командор скормит её порождениям тьмы, чего Мира искренне хотела избежать.
С самого своего прибытия Тревельян носила чёрный плащ, наслаждаясь прикосновениями плотной ткани к охладевшей коже. Никто не посмел возмутиться — здесь действительно было морозно и снежно. Очень снежно. На удивление, внимания на юную магессу почти никто не обращал. Все были заняты предстоящим, а, вернее, уже проходившим собранием. Из-за этого она достаточно долго ворчливо ко всем относилась, даже никогда ни с кем не встревала в споры. Она старалась не фигурировать в разговорах вообще.

Девушка лениво покосилась в сторону, где стоял Храм Священного Праха. Вероятно, все уже давно собрались и теперь зашли внутрь. Как бы она хотела тоже быть там. Тоже отстаивать интересы своих собратьев. Тоже быть свободной, пускай эта свобода и измерялась в пути до Храма. Рыжеволосая тяжело вздохнула. Ей не было суждено. Она не была достойна. И, если это плата за плохое её поведение в Круге, то это какая-то уж слишком жестокая... Внезапно Мир содрогнулся. Убежище словно подпрыгнуло на месте, заставляя пошатнуться счастливчиков и упасть лицом в снег неудачников. Магессе, до этого осматривавшей мир с высоты деревянного домишки, пришлось ещё хуже. Она рухнула с крыши и едва успела закрыть голову руками. Очнулась она уже на земле, живая, но физически разбитая. Любое движение вызывало в теле дикую боль. Хвала Создателю, она ничего не сломала, но правая нога при падении легла прямо на острый камень и, кажется, заметно кровоточила.
Вокруг сновали люди. Они испуганно перекрикивались, сталкивались друг с другом в припадках паники, пытаясь понять, что произошло несколько минут назад. Миранда тоже хотела бы разобраться, но не могла просто подняться. Она задумчиво рассматривала серое небо, отчего-то сейчас позеленевшее. Неподалёку лежали две вещи — рюкзак и посох, также упавшие с крыши. Рыжеволосая неловко подгребла их к себе.
— Храм, — ошарашенно вскрикнула какая-то женщина. Если Тревельян не ошибалась, одна из кастрюлеголовых. — Он... взорвался? Что случилось с теми, кто там находился?
Что значит "что случилось"? Магесса нахмурилась. Живы и здоровы...
Верно?

Миранда попыталась встать, когда перед ней появилась чёрная туша ездового животного. Это был красивый вороной конь, который, как она поняла за три дня наблюдений, был абсолютно бесхозен и шёл к деревне всего лишь приятным дополнением.
— А я тебя знаю, паршивец, — тихо сказала рыжеволосая, осторожно потянувшись к коню. Ей всё ещё нужно было встать, потому она схватилась за его упряжку. Животное недовольно фыркнуло, но дождалось, пока она наконец вернётся в вертикальное положение. — Хей, что же ты тут делаешь?
Жеребец не ответил, многозначительно посмотрев на Миру. Люди продолжали вбегать в Убежище один за другим, каждого второго колотило от ужаса. «Умерли.» Она недоумённо посмотрела на идущих мимо неё. В этих напуганных людях аристократка узнала своих недавних знакомых. И, при разговоре с ними, они казались ей более чем адекватными. «Они все умерли.» Она осторожно коснулась проходившего мимо паренька.
— Кто, — Тревельян откашлялась, — умер?
— Все.
Она вновь нахмурилась. Слишком неоднозначный ответ. Все? Не годится. Все вокруг были живы. Или он про... нет, быть того не может. Девушка мягко улыбнулась.
— А что случилось с Первыми Чародеями?
— Погибли, да примет Создатель их души.

Быстрым шагом «пойманный» парниша отправился в деревню. Мира встала как вкопанная. Даже мышцы и нога, жутко болевшие, отошли на задний план. Как это, погибли? Жилка на шее тревожно запульсировала, всё сильнее и сильнее. Нажья чушь. Бред Архидемона. Нет, нет, нет, нет.
Миранде пришлось опереться на коня, чтобы удержать себя на ногах. Паническая атака, так давно не беспокоившая её, накатила с силой приливных волн. Если то, о чём все говорили — правда... Если это может быть правдой... Бежать. Спасаться. Уехать так далеко, как только сможет. До тех пор, пока ей не будет угрожать смерть.

— Паршивец, ты ведь поможешь мне провернуть одно дельце? — она слабо улыбнулась жеребцу и, закусывая губу от боли, возникшей в теле при попытке оседлать животное, наконец села на него верхом.
Она направила коня к ближайшей дороге и гнала его так быстро, пока тот не устал. Никто не заметил её. Никто не остановил её. Вперившись вперёд, в чёрную конскую гриву и меняющийся пейзаж, рыжеволосая тихо заскулила. Осознание собственной потерянности и потери близкого человека вскоре заставило её рыдать в голос, пока она прижималась к шее вороного коня. «Паршивец», если и имел что-то против этого, этого не показал.
Их двоих определённо ожидал долгий путь.

Связь: Инквизитор знает
Ваши познания во вселенной Dragon Age: Все игры
Пожелания: Хотелось бы вступить в Инквизицию и сделать пару-тройку добрых дел
Согласны ли вы с правилами проекта и готовы ли соблюдать их: Да

Отредактировано Miranda Trevelyan (2018-05-07 17:47:40)

+1

2

Miranda Trevelyan, вроде всё исправлено (хотя можно ещё пару-тройку заклинаний добавить, кмк), так что вот темки для пробника:

1. Одна из встреч с "любимым учеником", когда завязались те самые отношения.
2. Реакция на сам взрыв Храма и последующий побег.
3. Один из дней, когда Миранду отпустили домой.

0

3

ВЫ ПРИНЯТЫ

Для начала, просим вас оформить дневник персонажа.
Затем оформите профиль и загляните в тему "Награды и достижения".
Заявку на поиск соигрока вы можете подать здесь.

По вопросам обращайтесь к администрации или пишите в соответствующие темы.

ПРИЯТНОЙ ИГРЫ!

0


Вы здесь » Dragon Age: A Wonderful World » Забытые имена » Хорошие чародейки всегда немного отступницы