http://forumfiles.ru/files/0018/dc/3a/75201.css
http://forumfiles.ru/files/0019/82/84/51811.css

Dragon Age: A Wonderful World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: A Wonderful World » Архивные дела » Жизнь всегда подкинет приключений


Жизнь всегда подкинет приключений

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Часть I

Имя персонажа: Затралан | Zatralan
Дата рождения: 15 день Волноцвета 9:10 Века Дракона
Раса: Городской эльф
Род деятельности: Наёмник | Вор
Класс и специализация: Разбойник | Ассасин
Способности и навыки: За годы нищенствования и нужды научился искусно воровать, оставаясь незамеченным даже самыми внимательными жертвами, успешно смешиваться с толпой и, в случае неудачи, быстро исчезать в переулках. Хорошо ориентируется на местности, мысленно отмечая пути отступления и укромные уголки. Во время работы с группой наемников же обучился навыкам быстрого и чистого убийства и работе с ядами. Умеет стрелять из лука.
Повседневные навыки:
- Мастерски жульничает в карты.
- Умеет взламывать замки.
- Язык подвешен на поболтать, речи толкать может часами.
- Хороший лгун.
- Быстро обучается.
- Хоть и не образован в традиционном понимании слова, имеет достаточно знаний о мире и его истории.
Имущество: Два коротких меча, легкий кинжал, короткий лук и колчан стрел, кожаная броня, сумка с ядами и пустыми бутыльками, связка отмычек да полупустой кошель.

Часть II

Внешность:
- Рост: 175
- Цвет глаз: Каре-зеленые
- Цвет волос: Темно-медный
- Общее описание: Лицо его свободно от увечий, шрамов, татуировок и прочих особенных отличительных черт за минусом бледных веснушек, но на его теле красуется множество шрамов от прошлых ранений. Он жилист, его кожа имеет легкий загар. Самая примечательная его черта - его волосы, немного вьющиеся, наскоро коротко подстриженные и торчащие в разные стороны. Из-за их сильной заметности, Затралан всегда туго завязывает на голове черный платок на манер банданы, скрывая под ним эту неудобную деталь своей внешности.

Характер:
Страхи:
- Главный страх - его собственная жизнь и сущность. Затралан боится думать о том, кто он есть и чего достиг, потому что думает, что никем не любим, друзей - раз-два и обчёлся, нигде его не ждут и никому он лично не нужен, а нужны только его таланты.
- Боится полного одиночества. В это входит быть брошенным своими и без того малочисленными товарищами и смерть этих товарищей.
- Боится потерять свободу, будь то физическую или моральную.
- Боится показаться слабым. Не может показывать сильные эмоции на трезвую голову за очень редким исключением, не говорит о том, что его беспокоит. Стыдится своих слёз, сдерживает и скрывает их даже от тех, кем дорожит.
- Боится доверять другим, всегда ждет, что его предадут. Доходит до смешного - он напрягается всем телом, когда к нему тянут руки чтобы похлопать по плечу или произвести ещё какой повседневный контакт, потому что на полном серьёзе подсознательно ждёт, что его ударят.

Слабости:
- Относится к жизни с таким уровнем цинизма, что сам себя иногда вгоняет в депрессию.
- Пьёт много, иногда до неприличия. Напившись до пика же либо становится агрессивным и начинает дебоширить, либо просто вырубается на месте.
- Слабоват на передок. В связях не то чтобы совсем неразборчив, но если ему кто понравится - головой начнёт думать исключительно нижней.
- Тайно не любит свою внешность, считает, что выглядит слишком юно, несерьёзно и глупо. Уверенности в себе ему это не убавляет, но на деле вся эта уверенность - выученное поведение, нежели реальная черта характера. Комплименты принимать не умеет, и если тот, кто эти комплименты говорит, не будет достаточно убедителен или вовремя не прекратит, эльф может разозлиться и расстроиться.

Общее описание:
- Реалист, циник и материалист, живущий одним днем.
- Любит шутить, порой глупо и неуместно. Если найдёт в ситуации что-то смешное, зайдётся гиеной и остановить уже будет сложно.
- Если не пытаться лезть к нему в душу, он создает впечатление исключительно дружелюбного и добродушного эльфа, но если попытаться копнуть глубже, может обратиться злобной фурией, наорать, послать и даже врезать незадачливому собеседнику.
- Никому полностью не доверяет, о себе говорит, увиливая от прямых ответов, всегда наблюдает за спутниками и просто окружающими, ожидая подвоха.
- Не имеет понятия о чести и долге и ничем не гнушается, за хорошую плату будет охранять предателей и всяческих злодеев или убивать беззащитных, не стесняется обирать простых людей на последние деньги, будь то чисткой их карманов или мухлежом в карты.
- С незнакомыми и малознакомыми личностями услужлив донельзя, жуткий подлиза. Не упустит возможности польстить собеседнику, особенно если догадывается, что говорит с кем-то важным.
- Говорит много и иногда красиво, слов в его речи раз в пять больше, чем информации. В связи с этим мастерски заговаривает зубы и сбивает собеседника с толку.
- Когда необходимости услуживать нет, Затралан не отличается особой воспитанностью: в речи не скупится на красочно-неприличные выражения, считает шлепки по задней части тела вполне нормальным знаком внимания и никогда не упускает возможности подколоть собеседника.
- Не стесняется того, что обычно смущает нормальных людей и прочих рас: наготы, вульгарности, шумного и буйного поведения
- Считает, что раса не должна быть важна и ненавидит, когда люди делают о нём выводы, основываясь на ней. Обычно всячески отрицает любую привязанность к своей культуре, но либо только для того, чтоб сходить за своего в любом окружении, либо чтоб не объяснять своё мнение. На самом же деле привязанность к своей расе он чувствует, но имеет непопулярное мнение что оба её подвида по-своему не правы.

Биография:

Затралан родился в эльфинаже Денерима, но остаться там на всю жизнь ему было не суждено. С детства он был крайне недоволен своим положением: его семья многого не могла себе позволить, их еда всегда была простой, а порции - небольшими, одежда была старой, заплатки и швы красовались на всем их гардеробе, а жизнь казалась совсем серой и безрадостной. Эльфийские обычаи и традиции не вызывали у него совершенно никакого интереса, стиль жизни его соседей вгонял Затралана в уныние, и ничто не могло заставить его смириться со своей судьбой.
Он начал подворовывать с детства. Началось все весьма невинно: он воровал еду, которую мечтал увидеть на столе у себя дома, но знал, что такого никогда не будет. Но постепенно он начал становиться все более жадным, и все больше завидовал тем, у кого жизнь складывалась лучше. Он начал тащить всяческие мелкие драгоценности и деньги, пряча все это добро под отходящую половицу возле свой кровати, в надежде, что когда-нибудь сбежит и сможет начать новую жизнь. Его план сомнительного уровня продуманности дал крупную трещину в один роковой день. Его мать за уборкой случайно обнаружила его тайник, когда ее юбка зацепилась за злосчастную половицу и приподняла ее. Тем вечером дома юношу ждали напуганные и разочарованные родители. Но как бы им не хотелось вернуть украденное сыном, они понимали, чем это может обернуться для их семьи - такая слава просто так не забудется. Затралан же со всей душой отыгрывал раскаяние в своих действиях, мысленно размышляя как дальше действовать. Размышлять долго не пришлось: родители где-то наскоро нашли потрепанную шкатулку, сложили в нее ворованное, закрыли на ключ и решили подумать, что с этим всем делать, с утра. Большего парню было не надо: на утро родители, проснувшись, не обнаружили ни сына, ни шкатулки. Думать никому ни о чем не пришлось. Затралан, всего четырнадцать лет от роду, напросился к торговцу на повозку и на восходе уехал, куда глаза глядят. Замок на шкатулке был вскрыт, драгоценности проданы и пущены в обмен, а сама шкатулка, только опустев, была забыта в одном из городов на грязном столе таверны. В Денерим Затралан больше не возвращался.
Его жизнь снова изменилась через два года. В то время Затралан колесил по Вольной Марке с двумя торговцами, которым служил свободной парой рук взамен на проезд и периодический кусок хлеба. Он был почти уверен, что они понимали, зачем он так, с позволения сказать, путешествует, но разговор об этом не заходил и недовольств они не высказывали. На утро после их прибытия в Виком юноша, слыхавший о веселой репутации города, поспешил побыстрее разложить товар и перетаскать ящики и, оставив своих попутчиков заниматься своими законными делами, отправился познавать город по-своему. Внимательно отмечая наиболее прибыльные точки города, он остановился в наиболее неприметном уголке, чтобы поразмыслить об окончательных планах на сегодня, но кое-что более интересное захватило его внимание. Двое мужчин спорили на довольно занимательную тему.
- Да я говорю тебе, он здесь, об этом с утра с полгорода шепчется, - тихо и слегка напугано говорил один, - Не может же столько народу разом ошибаться.
- Твои полгорода в глаза его никогда не видали, с чего б им быть настолько уверенными? - недоверчиво качал головой второй, - К тому же, будь он и впрямь здесь, никто бы и в ус не дул, сам знаешь, секретность.
- Так он сам в люди и не выходит, своих посылает. С раннего утра ходят всякие, шепчутся со всяким отребьем, информацию передают. Говорят, он новых членов ищет, да только не всем положено знать, как с ним связаться. Еще и мужик высоченный одноглазый да девка остроухая в таверне с открытия сидят, не едят, только крепкое пьют и молчат. Поклясться готов - его!
- Клянется он, сплюнь, - уже заметно нервно отмахнулся мужик, - Тебе меньше всех должно хотеться, чтоб Клык вернулся. За тобой-то должок.
Мужчины начали постепенно удаляться, переводя разговор в другое русло, а Затралан так и остался стоять, как вкопанный, думая, как быть теперь с этой информацией. Про Клыка и его группу слышать ему доводилось. В основном то были перепуганные речи торговцев о том, как те грабили повозки и даже останавливали целые караваны. В основном образ вокруг них создавали классических таких бандитов, только распространявшихся еще и на размахивание мечами по найму. Но были и истории посерьезнее: слыхал он что они и убивать на заказ согласны, что были, мол, известные инциденты. Юноша буквально разрывался: его нынешняя жизнь пусть и небогатая, но сытая и свободная, однако он с детства грезил жизнью именно разбойничьей, а никак не судьбой простого карманника. Он пощупал скрытый за поясом кинжал - драться ему доводилось, он даже тренировался, как мог, то сам, то находил щедрого на поучения человека в каком-нибудь очередном городе, но он разве ровня опытным бойцам? С другой стороны, все как-то начинают – именно с такой мыслью он устремил взгляд в толпу и начал медленно двигаться по городу, высматривая тех самых подозрительных персонажей из подслушанного разговора, но стараясь изо всех сил не подавать виду. Спустя одну довольно продолжительную прогулку и сравнительное возрастание градуса уныния, он-таки усмотрел что-то подозрительное: человек в капюшоне о чем-то перешептывается с нищим, передает ему что-то из руки в руку и поспешно удаляется, тут же исчезая среди людей. Затралан едва удержался, чтобы не подпрыгнуть от радости. Он был уверен, что нашел именно то, что нужно. Единственное, что его теперь тревожило, это то, что с ним информацией могли отказаться делиться, но отступать уже было во-первых глупо, а во-вторых поздно.
Как и ожидалось, сразу ему рассказывать нищий ничего не желал. Парень предлагал пять золотых - отказ, десять - отказ, и только выложив пятнадцать - половину своего двухнедельного нежирного улова, - он получил ответ.
«Иди в таверну, парень, и подойди к дальнему столику. Там тебя спросят “Зачем пришел?”, отвечай именно так и никак иначе: “Я пришел за сыром, попал в мышеловку, отведи меня к клыкастой кошке”. Говори тихо, чтоб лишние уши не слыхали.»
По пути обратно к таверне Затралан про себя посмеивался над глупостью кодовой фразы - такие серьезные дядьки, а какие-то кошки, мышеловки с сыром. Он даже пару раз подумал, не обманули ли его, но старательно гнал эту мысль подальше.
В самой же таверне все прошло на удивление по плану, хоть Затралану и пришлось совершить над собой усилие, чтоб не заикнуться, говоря кодовую фразу под ледяным взором левого глаза вопрошающего. Первое, что показалось ему странным, однако, это недобрая горькая ухмылка девушки, которая мелькнула на ее лице после того, как она сопроводила его сначала в погреб, а потом провела через тайный ход. Вторая странность произошла там же - дальше она его не повела, просто бросила «Иди вперед, там налево» и исчезла обратно в темноту прохода. Он хотел было броситься за ней, но понял, что рисковать показаться трусом сейчас не стоит.
Парень уже второй раз за день шел невесть куда и невесть зачем. Чувство подвоха вернулось с новой силой, он чувствовал, что он явно влип не в то, во что планировал влипнуть, и он начал быстро запоминать каждое темное углубление в стене, каждый уголок, который мог послужить укрытием. Когда он достиг заветной развилки, он уже отчетливо чувствовал на себе чей-то взгляд. Он огляделся, притворяясь, что задумался. Прямо – кромешная тьма, без факела можно убиться, направо – небольшой проход и явный тупик, и, непосредственно, «лево» - освещенный несколькими факелами проход, в конце которого красовался люк наверх с лестницей. Посередине развилки и слева земля была будто в мокрых пятнах и рыхлая, будто тут что-то несколько раз проливали и пытались замести следы. Затралан внутренне приготовился к худшему, и с исключительно напускной уверенностью шагнул налево.
Как только он совершил первый шаг, за спиной он услышал сначала легкий шорох, а потом что-то будто повторило его шаг. Парень шагнул еще раз, чуть медленнее, и вот опять, шаг будто отдавал эхом. Вот только не было тут такого сильного эха. Только юноша остановился в осознании происходящего, как шаги за спиной начали с огромной скоростью приближаться. Он обернулся только для того, чтобы тут же ринуться вбок, потому что на него в невысоком прыжке уже летел противник. Человек, нижнюю половину лица которого скрывал платок, приземлился, по видимости, не очень удачно, но буквально в двух шагах от него. Затралан, недолго думая, быстро вытащил один из факелов из пазов на стене, решив, что огонь и кинжал лучше, чем просто кинжал, и начал пятиться. Противник же уже оправился, и надвигался так же быстро, как прежде. Они некоторое время кружили в неловком боевом танце, в котором загадочный человек атаковал, практически не останавливаясь, а Затралан пытался одновременно уворачиваться, применяя весь свой опыт, как в драке, так и в побегах от стражи, и бить соперника факелом, будто булавой. Однако в один момент ему не хватило времени увернуться полностью. Кинжал человека воткнулся в свободную руку, от боли хотелось вскрикнуть. Но зато времени теперь хватило факелу, который оказался, наконец, достаточно близко, чтоб поджечь край платка, свисавшего с лица оппонента. Вместо Затралана закричал человек и, отпустив рукоять одного из кинжалов, судорожно начал пытаться сорвать с лица горящую тряпку. Ведомый уже в основном желанием жить и немного шоком от боли в руке, эльф отбросил факел в сторону, буквально выдернул оружие из пострадавшей конечности и совсем неграциозно, по-животному набросился на противника, заваливая его на землю как раз после того как тому удалось скинуть платок. Человек сопротивлялся, пытаясь выбраться из зажатого положения, но времени у него уже не было – Затралан воткнул «трофейный» кинжал ему в горло, неумело и грязно, но все же перерезая его.
Эльф обыскал мертвого противника, но кроме второго кинжала, двух золотых и серебряного амулета похвастаться было нечем – сомнительная добыча от битвы насмерть. Люк в тоннеле налево оказался подделкой, из него наверх можно было разве что копать. Парень одной правой рукой еле-еле вытащил новый факел на замену брошенному в  землю и направился прямо.
Затралан не знал, шел ли он минуту, 15 минут или час. Рука болела так, что все казалось вечностью. В конце тоннеля был выход наверх. Настоящий выход. Он кое-как забрался по лестнице, стараясь не задействовать раненую руку. Он толкнул люк. Было не заперто.
Люк вел в угол тускло освещенной просторной комнаты. Когда парень выбрался, он тут же встал в максимальное подобие боевой позы, которое он смог воссоздать – народу в комнате было достаточно. Однако в атаку будто никто не собирался, все только смотрели. Первым голос подал темноволосый взрослый эльф с рваным ухом, сидящий в противоположном конце комнаты.
- Чтоб мне провалиться, - тихо и размеренно проговорил он.
Два гнома, по всей видимости, игравших в карты до происшествия, переглянулись и почти в унисон издали надменный смешок. Смуглый человеческий мужчина, сидящий на полу, тяжело вздохнул и толкнул в бок светловолосого парня помоложе, который все это время с открытым ртом разглядывал новоприбывшего.
- Эй, молодняк, пошевеливайся, - грубо сказал он, для большего эффекта толкнув блондина еще раз, - За боссом метнись, у нас победитель.
После поспешного ухода молодого парня комната как будто ожила. Гномы, посмеиваясь, усадили Затралана за стол, эльф со спокойным видом начал осматривать раненую руку, а мужчина средних лет просто неспешно встал и начал говорить какие-то незамысловатые поздравления. Юноша, правда, его не слушал, он вообще не шевелился и не отреагировал даже на прикосновения к своей руке какой-то холодной и мокрой тряпки, а потом и на знакомый запах и ощущения от целебной припарки. Вскоре молодой парень вернулся и Затралан, еле выговорив «Спасибо» в адрес присутствующих, направился за ним.
Сказать, что «босс» выглядел впечатляюще – это как сказать что вода немного влажная. Он был если не выше одноглазого кошмара из таверны, то точно шире и крупнее, и не столько выглядел как человек, которым можно пугать детишек, сколько вызывал некоторое сиюминутное уважение. Он, ожидаемо, был человеком, на вид ему было лет сорок пять, и говорил он низким настойчивым голосом. Разговор завязался долгий. Из хороших новостей, Затралан узнал, что тут вообще произошло: человек из тоннеля предал доверие Клыка, и он придумал забавный, с его точки зрения, способ найти ему замену и одновременно наказать его – заставить его биться насмерть с вызвавшимися потенциальными рекрутами. Рекрут победил – значит, и потенциал есть, и предатель мертв, рекрут проиграл – потенциала нет, начинаем заново. Из плохих же новостей, Клыка даже не столько обеспокоил способ, которым он победил, сколько его возраст и отсутствие опыта. Но помолчав некоторое время и смерив взглядом молодого, вымазанного кровью и землей эльфа с огромной надеждой в глазах, вздохнул и предложил ему работать пока на испытательный срок – если быстро научится лучше биться, останется. Затралан согласился. До восхода солнца Клык и его люди покинули город. Город вздохнул с облегчением.
Еще два года пролетают мимо, Затралан быстро обучается посредством помощи темноволосого эльфа Ильриэля, и становится не просто сносным, а даже хорошим разбойником. С группой Клыка и в одиночку, он побывал уже, наверное, везде. Был он и охранником, и убийцей, и даже пару раз шпионил. Начался пятый мор, и заказов вдруг стало меньше, а те, что были, стали резко опаснее. В первый раз порождений тьмы парень увидел во время привала в лесу, и такими страшными они ему казались тогда, что он подумал, что ужаснее ничего быть не может. Но будущее решило показать ему, как он неправ.
Пятый мор кончается и наступает более-менее мирное время, время, к которому Затралан, наверное, всю жизнь теперь будет мысленно возвращаться. Он еще больше сближается с братьями по оружию, особенно с командой «первого дня». На месте его главного наставника Ильриэля заменяет второй по загадочности после Одноглазого член их странной шайки. Азар был смугл, имел темные волосы и восточный акцент, слышимый даже в его грубом голосе. Весь первый год своей работы с Клыком Затралан вообще знал его только как «мужика с поздравлениями», потому что на речи Азар скупился, был угрюм и от разговоров отмахивался. Но вдруг, как снег на голову, в один обычный  день он подошел к молодому эльфу и предложил обучать его искусству быстрого и чистого убийства. С ответом на вопрос, откуда он знает о его желании обучаться, Азар долго мялся, но в итоге сознался, что эльфа сдали верные друзья. А вот где сам Азар научился так искусно убивать, парню пришлось догадываться самому. Учитель из мужчины вышел дотошный – только за два с половиной года тренировок между заказами, постоянных поправок и чуть ли не лекций он, наконец, сказал, что эльф готов носить звание ассасина. Но это помогло Затралану узнать его лучше и даже подружиться, что привело к его самой лучшей догадке по поводу происхождения его умений. В своих историях Азар бывал буквально везде, но сейчас наотрез отказывался соваться на северо-восток. Ни под каким предлогом не затащишь, нет и все тут. Далее, во время тренировок на его спине были замечены шрамы, не похожие на шрамы от клинков и стрел, нет, скорее похожие на  шрамы от плети. Об этом парень даже не стал пытаться спрашивать. И наконец, как-то раз пьяный и почти заснувший Азар, засыпая, сказал, что часто снится ему родной город – Риалто. Тогда Затралан мгновенно протрезвел, очень хорошо подумал и решил основательно  перестать спрашивать про его прошлое, потому что очень не хотел оказаться прав.
Десяток спокойных лет таял на глазах. Все казалось почти идеальным, заказы шли, были и привычные с уже почти ставшими повседневностью убийствами, контрабандой и подозрительными экспедициями, а были и странные. Как-то раз, например, их наняли два брата, платили бешеные деньги, но вот одна проблема – задание было в том, чтобы помочь им найти и убить дракона в пустыне. Клык, позарившись на сумму, контракт подписал, аванс принял, а сам на это приключение не отправился, назначил старшего и выслал людей. В итоге почти месяц ни слуху, ни духу людей не было, пока они не вернулись живы-здоровы, с остатком денег и злые, как псы. Дракона, оказывается, так и не нашли, к тому же потерялись. Именно на этом задании Затралану дали кличку «крыса», за то, что у него обнаружился талант выживать на очень малых количествах еды. Оба его прошлых наставника продолжают до победного поучать парня, как будто с их первой встречи не прошло и дня: Ильриэль не слезает с его шеи со своими травами, а Азар постоянно заставляет тренироваться в свободное время. Идиллию смогли нарушить лишь вести о восстании магов.
Пока восстание разрасталось, Затралан никак не мог перестать думать, что надвигается что-то намного ужаснее войны, как будто неведомая тьма надвигалась опять на его безбедную жизнь. И вот приходит весть о взрыве на Конклаве, вот везде начинают открываться неведомые дыры, из которых лезут какие-то твари. Отступники, работавшие с ними, поясняют, что это демоны. Заказов мало, как никогда, повсюду хаос и еще одна черная полоса в жизни торжественно объявляется открытой.

Часть III

Пробный пост:

Связь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Ваши познания во вселенной Dragon Age: Все игры со всеми дополнениями, несколько книг и комиксов, видео по разбору лора на ютубе.
Пожелания: Драконов и хорошей игры.

Отредактировано Zatralan (2019-01-18 19:09:21)

+2

2

ВЫ ПРИНЯТЫ

Для начала, просим вас оформить дневник персонажа.
Затем оформите профиль и загляните в тему "Награды и достижения".
Заявку на поиск соигрока вы можете подать здесь.

По вопросам обращайтесь к администрации или пишите в соответствующие темы.

ПРИЯТНОЙ ИГРЫ!

0


Вы здесь » Dragon Age: A Wonderful World » Архивные дела » Жизнь всегда подкинет приключений