http://forumfiles.ru/files/0018/dc/3a/75201.css
http://forumfiles.ru/files/0019/82/84/51811.css

Dragon Age: A Wonderful World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: A Wonderful World » Архивные дела » Щит, меч и пара склянок лириума


Щит, меч и пара склянок лириума

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Часть I

Имя персонажа: Матиас Аркас, он же Стальной Волк.
Дата рождения: 22, Страж\ Плутанис, 9.10, Века Дракона
Раса: Человек.
Род деятельности: Храмовник, боец Инквизиции.
Класс и специализация: Воин, Храмовник.
Способности и навыки:
Матиас Аркас— действительно сильный мечник, а его искусство обращения со щитом считается его сильнейшей стороной в бою. Идеально балансирует между атакующими и оборонительными стилями, и будет эффективен в осаде как со стороны атаки, так и со стороны защиты. Недостатки фехтования нивелирует работой щита. А многолетний опыт позволяет действовать с большим расчётом, экономя свои силы и исключая ряд недостатков в бою.
В рукопашном бою без применения оружия, он соответствует своему прозвищу, смертельно опасен. Бьет, рвет, если надо зубами в глотку может впиться.
Чрезвычайно вынослив и живуч. Обилие тренировок, частые погони, множество схваток. Всё закалило мужчину, дав  способность выживать даже в безнадежных ситуациях. По настоящему стальной мужик.
Противостоять магии обучен, как и любой другой член Ордена и, благодаря огромному опыту "в поле", делает это получше многих братьев и сестёр. Большое "спасибо" жизненному опыту и плотному изучению теории. Для любого мага станет противной такой занозой в одном месте. И не сожрет, так понадкусает.
Тактическая выучка на уровне офицера также имеется, приобретенная, разумеется в бою. Отличный лидер, способен повести за собой группу бойцов.
Упорное и долгое обучение в монастыре, научили не только махать мечом и цитировать «Песнь Света».
Матиас сносно читает, пишет. Умеет кое-что приготовить, пусть и не самое прелестное на вид и запах, но с голоду умереть не даст. Справляется с верховой ездой. Даже немного разбирается в точных науках. 
Имущество:
Храмовничий кожаный доспех из чернённой кожи, с сильвертовым наплечником (нанесён рисунок Ока Создателя); Наручи, изготовленные на заказ «Лломеринские напарники» из сильверита (нанесён рисунок герба Ордена Храмовников). Длинный одноручный меч из веридиума, Круглый щит из сильверита (на лицевой стороне нанесён герб Ордена Храмовников). Кошель с двумя золотыми, сорока серебряными и пятнадцатью медными монетами. Походный рюкзак с предметами одежды, точильным камнем, мешочком табака.

Часть II

Внешность:
- Рост: 192
- Цвет глаз: Карие
- Цвет волос: Тёмно-русые.
- Общее описание: Матиас обладает внушительным ростом и телосложением. Физически развит просто замечательно. При всем этом, вряд ли его можно назвать красавцем. Несмотря на тёмно-русые волосы, которые всегда стрижены, как придется, карие глаза и не самое уродливое лицо, слегка прикрытое легкой щетиной, стоит лишь заглянуть в эти глаза, как увидишь там пустоту, с которой не захочешь иметь ничего общего. Не одним достоинством, подаренных природой, в жизни не пользовался.
Улыбка, которая может проявиться, будет вымученной лишь уголками губ, при всё таких же пустых глазах. Чаще можно любоваться злобным оскалом.
Голос низкий, будто бы покорёженный кусок металла. Потому говорить старается тише. Но вот рявкнуть «В атаку!» может настолько громко, что и затычки не помогут прослушать.
Походка Матиаса всегда напоминает такую, которой ходят на парадах, хоть выдерживает он её с трудом.
Тело Матиаса — картина, на которой запечатлены многие его схватки. Ожоги, шрамы от колотых ран и резаных, от стрел и арбалетных болтов. 

Характер:
Столь же колючий, сколь и ёж, свернувшийся клубком. Столь же не прошибаемый, сколь осёл, прущий по прямой или баран. Не имеет друзей, потому что плохо сходится с людьми, часто их просто не понимает. Имеет большие проблемы с доверием. Вряд ли может поверить кому-то, кто не носит храмовничьи латы или церковную рясу, в принципе. Выделяется особой ненавистью к магам. Главной непоколебимой деталью характера, является вера. Главное лекарство, главная опора, главный стимул продолжать жить. Попробуйте оспорить хоть что-то, сказанное в «Песни Света», и можете сами проверить, что в Тени за кошмары поджидают святотатцев. 
Охарактеризовать характер можно простым элементом — прямой линией. Матиас не играет в игры слов, не участвует в хитросплетениях. У него есть приказ и он его выполняет, у него есть вера, и он за неё грызёт даже закованные в доспехи армии. 
Напрочь лишён чувства юмора. Если когда и шутит, то рискует шутку объяснять. Где-то в глубине души зарыт и заперт в темнице безнадежный романтик, но замок повешен и ключи потеряны, а слой земли над темницей не прорыть ни одной лопатой. 
Имеет не самую приятную фобию: боязнь открытого и неконтролируемого огня, но даже факела, порой, внушают страх. Поэтому больше любит темноту. 
Не переносит запаха сыра, от него разыгрывается не только тошнота, но и жуткая мигрень. Лучше работать в конюшне, чем есть сыр, по мнению Матиаса. 
Вряд ли можно считать его плохим человеком. Но атмосферу вокруг себя, он умеет создать подходящую для подобного вывода. 
- Страхи и слабости:
Лириумная зависимость — настоящий бич храмовников. Ломка способна выпустить из Матиаса все воспоминания, что он в себе похоронил. Они же, пытаются отправить в его могилу. И тут две крайности: безумный рубака или скулящий пьянчуга. Главное не смешивать.
Имеет не самую приятную фобию: боязнь открытого и неконтролируемого огня, но даже факела, порой, внушают страх.

Биография:
Когда ребёнок рождается в богатой семье, имеющей влияние и род существует не первый век, то наследника пестают с самых пеленок и натаскивают, чтобы мог стать достойным наследником. Подобная история, касается первого ребёнка. 
Второй ребёнок имеет чуть больше свобод и чуть меньше внимания, он ребенок на подмену. Звучит мерзковато, но такова суровая реальность. 
А что делать третьему ребёнку? Никто его не рассматривает, как серьезного претендента на наследство. Он уже так, ни к уму, ни к сердцу. Может, не менее любим, не менее ценен, но вложений в него так мало, что даже странно, как это еще третий мелкий пакостник не скинулся сам с балкона родового дома. 
Как и следовало догадаться, таким ребенком оказался наш покорный слуга. Матиас Аркас родился так не кстати, что отвечал всем требованиям данного определения третьему ребенку. Но сначала, о его семье. Род Аркас тянется от самого обособления Неварры, и если раньше это были бравые боевые товарищи, то к нынешнему времени, скатились к торговле. Ну, «скатились» - громко сказано, учитывая положение в самом Камберленде. Люди склонны находить отличия от своих предков, этого не отнять и жить в дебрях, ну в планы нынешних представителей рода не входит. Анри и Роза Аркас, уже имели двух сыновей, наследников. Со старшим, Кираном, все было понятно, он будет главной звездой на небосводе семьи. Средний, Дитер, кажется с рождения осознавал свою роль и предпочитал больше музыку, чем дела семьи.
А вот Матиас с детства был настоящей занозой в одном месте у родителей. Битые коленки, локти, неподобающее поведение, игра с огнём, поздние купания на речке. Список косяков воистину огромен. А говорят, что у бесконтрольных детей бывает плохое детство. Ну, ладно, и тут преувеличение. За мальчиком всегда присматривал Руд. Насколько знал сам Матиас, этот старичок был инженером, но из-за дыры в кармане нанялся чуть ли не нянькой в обеспеченную семью. И пока пара десятков слуг бегало и обслуживало Кирана, за Матиасом следил лишь один человек. 
Но, как и водится, случилось то, что всю эту идиллию прервало. Матиас, которому только исполнилось двенадцать лет, весьма неудачно собрал рогатку и пострелял по окнам. Ладно бы в своем доме, но он умудрился насолить кому-то из соседей. Обычная житейская ситуация, но в Камберленде она могла выйти родителям мальчика боком. Бизнес есть бизнес, и пусть даже он едва выходит в плюс, но не перестает быть бизнесом. Особенно, когда побил не те окна. Сам виновник вряд ли вспомнит фамилию той семьи, но то, что они были из Орлея и приторговывали вином, было фактом. И то, что даже небольшие разногласия с ними, могли влететь Анри в копеечку, не было секретом. Партнерства очень хрупки, особенно, если они касаются золотой жилы, пусть и с винной основой. Как и всегда, всё решали деньги.
- Ты, никчемный оболтус, отправишься в Киркволл и там тебя научат жизни! - заявил тогда отец мальчика, наплевав на слёзы и мольбы. - А ты, старик, поплывешь с ним. Будет обоим вам уроком! С глаз долой! 
За словом в карман Анри никогда не лез. Говорил по делу. И в этот раз устроил все так, чтобы урок был запоминающимся. Самое убогое место, на самом убогом корабле. По мнению отца. Но Матиасу было всё равно. Первое большое путешествие в его жизни, в город, у которого богатая история, связанная с множеством схваток. А дети так любят истории, где происходили сражения. Корабельное путешествие было не жутко большим. Мальчик обнаружил, что не страдает морской болезнью и это было достижение. Но на суше жизнь Аркаса надломилась. Едва он и Руд ступили на пристань в порту, как нечто темное посетило такой юный разум. Вся веселость исчезла, не было желания смеяться и бегать. Киркволл внушал страх, и не зря. Руд же был тут, как дома. Почти сразу же он стал показывать знакомые места, знакомить с некоторыми людьми, объяснять цель приезда (работа в лавке у партнёра отца), хвалиться своим положением, хоть и не таким завидным. Но пришла ночь, а с ней наружу показались и все пороки. Пороки, которые поражали город день за днем. И там, где в своё время старичок-инженер, он же нянька, мог свободно гулять, теперь же могли оказать места, где вся эта чернь плодится.
В некоторых районах Киркволла лучше не бродить старикам и детям, имеющим видную одежду и звонкую монету. Некоторым людям лучше не видеть их и не слышать. Но совпадения так часто посещают жизнь, что привыкнуть, пожалуй, стоит. На пути горе-путешественников явилось четверо людей, одетых кое-как и размахивающих факелами. Пройти они не дали, и было понятно, что это ограбление. Обобрали бы до нитки, да вот Руд был хоть и инженером, ни разу не державшим в руках меч, но попытался помешать. И не пожитки он хотел сберечь, а мальчика. 
- Беги! - крикнул он, отталкивая двоих. 
Матиас остолбенел на секунду, а уже спустя две он слышал, как металл пронзает плоть. Ноги понесли сами, страх заволок разум. Глаза видели лишь сменяющиеся повороты. Мальчуган слышал, да и видел, то, чего на самом деле не было. Или было, это как посмотреть. За ним гналась целая стая красных волков и изрыгала пламя. Их когти сверкали и шаркали по земле, готовые проделать тоже самое, что проделали с верным другом. И долго этот бег продолжаться не мог. Ноги сдались, тело сдалось и измотанный страхом, бегом, гонимый этими волками, Матиас слетел в какую-то яму. Достаточно глубокую, чтобы посчитать себя мертвым. Но был у Создателя план получше на него, не иначе. 
Очнулся Матиас в месте, очень сильно отличавшимся от той ямы, в которую он попал. Это была кровать, небольшая комнатка. И первое ощущение, которое испытал, была боль. Рука была замотана бинтами так сильно, что мысль о переломе пришла первой. 
Непонятно как он тут оказался. Но это «тут» превратилось в «церковь» буквально через час после пробуждения. И именно с этого момента, вчерашний забияка и проказник, решил, что безопаснее места, чем церковь, ему, двенадцатилетнему оболтусу,  не найти и нет более благой цели, чем месть тем негодяям. Разумеется, одна из жриц, сестра Кларисса, объяснила, что не стоит идти на убийство и уподобляться негодяям. Преступники же были наказаны патрульными храмовниками, что обнаружили пацана. Храмовники его и доставили в церковь.
Можно послужить Создателю, стать голосом правды и справедливости. Именно так Матиас был определен в послушники и переправлен в один из монастырей для обучения и посвящения в Орден. Об этом была оповещена и семья, но никто его не забрал. В родном доме сочли, что так будет лучше, не иначе. 
Годы шли, малец рос, набирался опыта, получал первые шрамы на тренировках. Характер закалялся не только делом, но и словом, верой. К двадцати годам Матиас был принят в Орден и обучен всем необходимым основам. Его одолевала эйфория. Теперь он был голосом справедливости для всего Тедаса. Малефикары, бандиты и прочие, теперь должны трепетать перед его видом. Но был осадок от того, что приняли его в Орден в такое неспокойное время. Будто бы готовили к тому, чтобы сразу бросить в бой. Новости с юга о том, что Порождения Тьмы завоёвывают Ферелден, всё-таки, не были беспочвенными. Но в итоге, все пришлось списать на все свои беспочвенные сомнения, война закончилась гораздо раньше.
С принятием в Орден, пришло и первое задание. Ему предшествовали восемь месяцев службы в Круге. Юноша должен был познать того, с кем ему предстояло в недалеком будущем встретиться на поле боя, и не только на поле, причем не единожды. Действительно важная часть обучения, скажет куда больше, чем масса книг на тему магии. Теория теорией, а практика куда важнее. Как с мечом и щитом. Восемь месяцев - малый срок, что и говорить, кто-то получал и меньше времени, а некоторые не получали его вовсе. Время становилось непозволительной роскошью. Напряженная обстановка, случившаяся после 9:30 Века Дракона, диктовала свои условия. Конфликт магов и храмовников напоминал мыльный пузырь, с каждым днем меняя свою структуру, норовя в любой момент рвануть. И вчерашних мальчишек готовили к тому, что пузырь это лопнет.
Собственно, на задание отправлялись совсем зеленые юнцы. Их приписывали к более опытным руководителям и храмовникам, чтобы хватали опыт, пока есть возможность.
Матиас должен был помочь отряду храмовников уничтожить одного малефикара, засевшего в глухом лесу. Винили его в уйме всего, поэтому, когда пришел рыцарь-лейтенант и скомандовал сбор, то Аркас был первым, кто держал оружие наготове. 
В самой ликвидации участвовать «молокососам» никто не дал. Только принятые в свои ряды храмовники просто оцепили старую охотничью хижину в лесу и ждали, пока более опытные сделают своё дело. На все ушло меньше часа. Матиас, всё же, добрался до хижины и заглянул внутрь. Там было два тела. Молодых женщин. Одна из них всё еще сжимала жуткого вида посох. Рассмотреть внимательнее не дали. Рыцарь-лейтенант пообещал выколоть глаза за любопытство.  Так гласила официальная версия, и как под копирку, рассказы участников событий.
Спустя пару недель, Матиас, и еще двое новобранцев, получили повышения до рыцарей-капралов. Свалилось, прямо сказать, как снег на голову. Но спустя месяц, каждого из капралов перевели куда подальше от этих мест. Аркасу, наверное, «повезло» больше всех. Его переводили от командира к командиру, давая команду выполнять задания, подобные тем, что были в лесу. Но с каждым разом, Матиас оказывался все ближе к центру событий. А скоро уже был их участником. Сначала за убийства живых людей пыталась грызть совесть. Но потом совесть просто замолчала. В голове звучала лишь «Песнь Света», стирались воспоминания о первом убийстве, случившимся насильно под давлением командира. 
В 9:39 Века Дракона, Матиас вместе с товарищами, напал на след банды, действовавшей в Срединных землях в Орлее. По слухам, там были маги. Значит, это становилось проблемой храмовников. Поздней осенью, они выследили всю банду, около полусотни человек при нескольких магах. Храмовники, действуя в два десятка щитов и мечей, смяли сопротивление. Среди банды оказался чей-то «пропавший» родственник. Под «чей-то», стоит подразумевать «чинуша». Всё, что всплывало касательно операции, старались усиленно замять. А Матиаса, как командира, вовсе заперли в монастыре, от греха подальше. Только давали что прогуливаться и дышать свежим воздухом, вот и всё отличие от тюрьмы. 
Реальным шансом снова заявить о себе, стала беда, поразившая весь Тедас. Под знамёна Инквизиции шли все добровольцы. А после трагедии в Киркволле, Матиас очень сомневался в тех, кого считал авторитетами. Покинул ли он монастырь? Конечно! При первой же возможности он отыскал Убежище. И наряду с рядовыми храмовниками затесался в ряды бойцов. 
Что ждало его следующие месяцы? Новые битвы, новые братья по оружию, новые раны. Столько безрассудного придется ему сделать, чтобы просто выжить. И пусть он лишь был одним из множества бойцов Инквизиции, работал он на совесть. За свою живучесть, как раз, и получил своё прозвище. Ведь даже с тяжелыми ранениями, мужчина несколько раз выбирался из гущи боя победителем. Добился ли он чего-то большего? Нет. У Инквизиции были свои герои. Он был лишь инструментом, его это устраивало. Знал храмовник, что действует ради благой цели.
Время шло, Матиас сросся со своей жизнью, которая осложнялась не по его воле всё это время. И хотелось банального — сохранить голову на плечах. А уж если при это удастся прихлопнуть всю ту нечисть, что повылезла из самых темных уголков Тедаса и самой Тени, то что же, он против не будет. Может, в этом и есть судьба живучего храмовника из Неварры.

Часть III

Пробный пост:
Давным-давно…
Ага, конечно, очень давно. Чуть больше десяти лет прошло. Для кого-то, может и давно. Для Матиаса же, как-будто вчера было. Одна из тех вещей, что хотелось бы забыть, но никак не выходит.
Тогда юный храмовник только окончил свою службу при Круге и был отправлен патрулировать с более опытными бойцами Срединные земли, что в Орлее.
В то время очень немного магов сбегало в эти места и присоединялись к лесным разбойникам, что облюбовали эти места. Поначалу, простые грабежи, которые случались, как и везде. Облавы, вылазки местных правдолюбцев, всё, как и везде. Да и маги сильно не афишировали своего присутствия. Честно сказать, мало кто мог представить чародея среди сброда, окунувшегося на самое дно жизни и живущего за чужой счёт.
А потом кое-что стало меняться. И то ли гнетущая обстановка, постепенно ухудшавшаяся со времен Ферелденского Круга, того что с ним случилось, то ли сама грызня между магами и храмовниками стала напоминать фитиль у бомбы, но нередки стали случаи применения магии на местах преступлений.
И группа, в составе которой был Матиас, отправилась на поиски мага. По данным — пиромант. Всё, что известно. Пол, раса, всё оставалось загадкой.
Отряд храмовников подоспел на горяченькое, с самым рассветом. Обоз среди дороги принял бой с противником. Охрана была разбита. Кто убит, кто ранен. Всё ценное было украдено. Трава вокруг повозки была выжжена. Кое-где еще горели маленькие огоньки, перебиравшиеся с травинки на травинку. Сильнее пострадали лошади. Они приняли на себя большую часть огня.
Однако, по общей картине, и банда получила по первое число. Из тех, кто не принадлежал к охране обоза, обнаружилось четверо убитыми. И двое ранеными.
Стоит ли говорить, что оба были допрошены и к полудню восемь храмовников уже двигались через лес к указанному расположению лагеря?
Для такого отряда, хоть десяток, хоть полтора десятка отребья — корм. Главной проблемой был маг. Раненые бандиты указывали на седого мужчину, что отзывался на имя Гайл. И он автоматически стал приоритетом. Нянчится с ним никто не собирался. Да, по хорошему, его следовало изловить и доставить в ближайший Круг. Но за преступления, чисто по совести, было решено при малейшей угрозе со стороны мага — выпустить ему кишки, чтобы дольше мучился.
***
- Видишь их, Аркас?
Лейтенант Невилл приглядывал за самым юным членом отряда, а потому держал при себе. Бывалый храмовник, отличный боец, несгибаемый авторитет, хороший учитель.
- Они совсем недалеко, - шёпотом ответил Матиас. - Вон их палатки.
- Сколько людей? - прошептал лейтенант.
- Я заметил четверых.
- Хорошо. Итого всего десяток, если считать женщину и мальца, - одобрительно сказал лейтенант.
Младший храмовник всмотрелся вдаль, пытаясь через обилие веток и листьев, разглядеть лагерь банды получше. Ближе ему подходить запретили. Вдруг себя выдаст, или еще чего доброго, наткнется на мага.
Взгляду его предстала картина, которую можно было бы представить везде, но не среди леса и не в бандитском лагере. Седовласый мужчина говорил с мальчуганом, активно жестикулировал. Диалог был очень оживленный, судя по тому, что голоса нечетко, но доносились до позиции Матиаса. Казалось, там назревал конфликт.
Тут седовласый положил ладонь на голову юнцу и растормошил темные волосы. После этого он… обнял его?
- Отец и сын… - еле слышно прошептал Аркас.
- Что? - обернулся на звук Невилл.
А у Матиаса что-то внутри от этой картины сжалось. Отголоски его упущенного детства и раньше прорывались, а сейчас, когда он знал, что ждет тех людей, словно кошки на душе заскребли. То, чего он лишился волею судьбы, казалось бы, трижды дворянин, не единожды помытый и накормленный, а вот такой сцены с отцом ни разу и не удостоился.
- Аркас, что ты говоришь? - переспросил лейтенант.
- Предполагаемый маг, сэр, - запнувшись, ответил парень.
- Точно, он, - всмотрелся в ту же точку командир. - Оставайся здесь. Если понадобится помощь, то условный сигнал ты знаешь. И без геройства, смотри у меня!
- Так точно!
В следующие несколько минут, Матиас наблюдал, как отряд матерых храмовников собирается напасть на лагерь. Ему хотелось и поучаствовать, и убраться он бы тоже был не прочь. Приказ, да и долг, вот что его удерживало на месте.
Момент, когда началась схватка он как-то пропустил. Задумался, засмотрелся. А когда одно из деревьев охватило пламя, он приказ нарушил и поспешил ближе, чтобы не пропустить момента, когда пригодится. Конечно, при таких раскладах сил, вряд ли такое было возможно. Но кто не хотел отличиться в одной из своих первых миссий?
И как знал.
Мимо его укрытия, босой, промчался юнец. Тощий, темноволосый, испачканный кровью. Тот самый, что с тем седоволосым накануне вел активную беседу. Совсем молодой, глупый, не по своей воле в эти леса забившийся. Пропасть в этих лесах он мог бы запросто. А без отца ему будет совсем туго. И если этому не помешать, то какой смысл во всех молитвах и убеждении себя в том, что путь выбран верный и праведный?
Матиас побежал следом, так и не обнажив оружия, не подняв щита. Бежал он, не разбирая дороги, ориентируясь на силуэт, что ускользал от него.
Вся красота леса отходила теперь на второй план. Открывалась вся его вредность. Неудобное расположение веток, норовящие влепить по лицу со всего натягу. Или кочки, прикрытые травой и листвой, жаждущие сбить с ног.
- Стой! - наконец закричал храмовник, когда начал отставать сильнее. - Стой! Не глупи! Я тебя не обижу!
Мальчишка босыми ногами, казалось, готов был весь Тедас пробежать, лишь бы оторваться.
- Да чтоб тебя, - плюнул Матиас.
И, видит Создатель, хотел уже остановиться и повернуть назад. Как лес оборвался. Под ногами оказались камни, а перед глазами вырос выступ, на который и забрался мальчишка. Тот растерянно метался из стороны в сторону, всхлипывая, будто бы дикое животное в донельзя маленькой клетке.
- Вы их убили! - наконец развернулся он к преследователю. - Вы всю жизнь нам испортили! Отец говорил, что вы придете!
Ну еще бы, использовать магию для грабежа. Логично, что рано или поздно, храмовники постучат. На дурака-отступника и храмовник бежит.
- Магия не должна использоваться во зло, - спокойно сказал Матиас, короткими шагами приближаясь к пареньку, чье положение было опасным.
Выступ доверия не внушал. А горизонт позади выступа резко обрывался по его краям, от чего можно было сделать вывод, что тут высоковато, ведь не зря же дальше бег не продолжился.
- Мы хотели есть! И наш хозяин нас прогнал! У нас не было выбора! - мальчонка был зол, скрип зубов было слышно аж сюда.
- Как тебя зовут? Меня — Матиас. И я хочу тебе помочь, правда. Ты не сделал ничего плохого…, - храмовник поднял руки перед собой и медленно приближался.
- Ты — один из них. Ты убьешь меня, я знаю! - твердил мальчишка.
Аркас остановился и вытянул руку перед собой, предлагая её этому глупому и напуганному человечку. В котором он видел какую-то потерянную часть себя. Его также насильно отлучили от домашнего очага, пусть и такого. Его жизнь разогналась с огромной скоростью и себя же чуть не переехала. Ему, Матиасу, тогда помогли храмовники. Теперь был его черед.
- Я знаю, каково это, остаться одному. Но мне помогли, как помогут и тебе. Я твой друг, если ты хочешь…
- Аркас, прочь от него! Он маг, как и его отец! - донеслось из-за спины, голосом лейтенанта.
По спине пробежал холодок, в руки ударил спазм. Он едва не отступил назад, ставя крест на своих обещаниях. Но сдержался, не попятился ни на сантиметр.
- Это не имеет значения! Мы доставим его в Круг, сэр! - бросил через плечо Матиас.
- Я не хочу сидеть под замком, - дрожащим голосом сказал парнишка.
- Это лучше, чем смерть в лесу, где твое тело сожрут волки, - приблизился Невилл. - Либо соглашайся, и благодари Создателя, что тебя нашел Аркас, либо прыгай вниз.
Мальчик вдруг перестал хлюпать носом. Выпрямился и ощерился. Что было дурным знаком.
- До румяной корочки! - его руки покрылись языками пламени, которые готовы были сорваться к опасно приблизившимся храмовникам.
Тут младший храмовник и рухнул на землю, над его головой мелькнуло пламя и сверкнула сталь клинка. Прямо перед ним прокатилась голова мальчика, а тело исчезло за краем выступа.
- Вроде бы хорошо учился, - лейтенант поднял Аркаса на ноги, - а такой дуралей. Ну неужели ты думаешь, что его папаша ему про Круги хорошее что-то говорил?
- Но, меня учили…
- Это залёт, воин. С тебя сегодня дрова и чистка картошки, то бишь наряд. Нет. Два наряда. Ты же покинул позицию, - ухмыльнулся Невилл так, будто из рогатки яблоко сбил, а не человека жизни лишил.
Связь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Ваши познания во вселенной Dragon Age:
Трилогия игр целиком, за исключением Челюстей Гаккона и Чужака (в процессе).
Пожелания:
Мы народ простой. Видим годный квест — лезем в него.

Отредактировано Matias Arcas (2019-02-07 21:02:14)

+2

2

ВЫ ПРИНЯТЫ

Для начала, просим вас оформить дневник персонажа.
Затем оформите профиль и загляните в тему "Награды и достижения".
Заявку на поиск соигрока вы можете подать здесь.

По вопросам обращайтесь к администрации или пишите в соответствующие темы.

ПРИЯТНОЙ ИГРЫ!

0


Вы здесь » Dragon Age: A Wonderful World » Архивные дела » Щит, меч и пара склянок лириума