Игровое время - 9:43 ВД, месяц Верименсис
— Администрация: Вирейнис, Дариус, Дориан, Мариан

Рейтинг форумов Forum-top.ru
04.01 9:43 Четырёхсторонние переговоры между Орлеем, Тевинтером, Ферелденом и Инквизицией
20.12 9:42 Лже-императрица Селена отправляет своих послов в различные уголки Тедаса
15.12 9:42 Ваэль и Хоук пытаются решить разногласия мирным образом
Поэтому леди Монтилье сейчас в Джейдере, в томительно долгом ожидании предстоящих переговоров с Орлеем и Ферелденом. Разговор будет долгим и сложным, но послу было не привыкать к каким-либо сложностям. Тем более, она пережила Роммель, что уже можно назвать достижением. © Жозефина Монтилье
Календарь
1 Зимоход | Верименсис
2 Страж | Плуитанис
3 Дракконис | Нубулис
4 Облачник | Элувиеста
5 Волноцвет | Молиорис
6 Джустиниан | Фервентис
7 Утешник | Солис
8 Август | Матриналис
9 Царепуть | Парвулис
10 Жнивень | Фрументум
11 Первопад | Умбралис
12 Харринг | Кассус

Dragon Age: A Wonderful World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: A Wonderful World » Тяжёлая реальность » [20.12 9:42 ВД] Orlais Reconquista


[20.12 9:42 ВД] Orlais Reconquista

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

ORLAIS RECONQUISTA

Уровень сложности: кошмарный сон
◈ Selena Viardo, NPC ◈
https://i.imgur.com/ytRZ7ST.png
» Лидс, Вершиль, Неварра, Орзаммар ⌔  Зимняя погода; условия различаются в зависимости от места действия  « 
♛ Game-master (Jean-Gaspard de Lydes)


«Война не решает проблем, а только порождает новые».
— Сигизмунд Дийкстра, «Ведьмак III: Дикая Охота»

Канцелярия императрицы Селины работает, не покладая рук. В охваченной войной стране ни на минуту не прекращается Великая Игра, и в неё оказываются вовлечены не только орлесианские стороны конфликта, но и их ближайшие соседи.
Благодаря дипломатическим способностям верховного маршала Жеан, империя получила военный союз с Ферелденом. Но что делать с неспокойным соседом на севере, с занозой в заднице орлесианских императоров и шевалье? Как решить проблему с поставками лириума для Священного Похода маршалов Сигизмунда и Камба-Диаса, как переманить под свои знамёна аристократию, заигрывающую с Флорианной, а через неё — с силами, находящимися за гранью понимания простых смертных? Так много вопросов, так мало ответов. И вот, лже-Селина очиняет перо. Это её поле боя. И пока её армия марширует на Мон де Глас, пробиваясь через метель и предательские горные перевалы, она ведёт свою битву. Пришло время реконкисты Орлея и эта война будет выиграна пером и словом.

NB! отпись в рамках правил проекта

0

2

Лоран де Гислейн привычным для шевалье движением отсалютовал Алонсо де Тремейну и шевалье закружились в тренировочном поединке. Как и настоящие дуэли на смерть, этот бой напоминал танец, каждое движение имело название и историю. Военный атташе Орлея, хоть и оставил карьеру военного ради более песрпективной кабинетной должности, всё ещё носил жёлтое перо шевалье. Наследник же дома Гислейн, добавил к смертоносным навыкам орлесианского рыцарства не менее эффективные, но по мнению старика (поверьте, почтенный возраст сорока восьми лет для имперской аристократии уже сам по себе является достижением!) сомнительные техники, которые применяли барды, но Алонсо это не отталкивало. В конце концов, не считая роты имперских арбалетчиков да дюжины шевалье, молодой человек был единственной родственной душой в этой негостеприимной и мрачной стране.

- А ведь когда-то эта земля была частью империи, – вслух подумал Алонсо, делая пробный выпад, проверяя защиту партнёра. Они взяли за привычку маскировать обсуждения важных вопросов под тренировку, ибо это во-первых не вызывало вопросов, а во-вторых давало мужчинам возможность говорить с глазу на глаз. Сейчас они находились в одном из самых охраняемых мест посольства, уступавшего, пожалуй, только кабинету самого посла де Гислейна. В прочем, иногда молодой человек намеренно позволял себе “непростительные” оплошности в вопросах безопасности, только для того, чтобы исправно снабжать своих неварранских партнёров ложной информацией из якобы секретных документов и разговоров с якобы осведомителями и агентами с родины – а на деле, просто стражниками, игравшими роль. Такие разговоры Лоран позволял подслушать и через посредников распускал выгодные для него, а значит, и для Орлея сплетни.

- Какой из? – парировал Лоран, усмехнувшись.

- На континенте есть только одна Империя и ты прекрасно знаешь об этом, сынок!

- Сейчас где-то на другом конце Тедаса обиженно хмурится какой-нибудь работорговец, – улыбка де Гислейна стала ядовитой, примерно так проститутка может смотреть на маленький член после продолжительного бахвальства клиента.

- А, ты про э-э-эту империю, – с издёвкой протянул Алонсо и нанёс удар, известный как “бросок кобры” снизу вверх с доворотом кисти. Старая гадюка всё ещё умела кусаться и Лоран уважал это. Мастерство не просидишь кабинете, тем более что на жизнь военного атташе покушались не единожды и он был всё ещё жив не только стараниями орлесианских солдат, охранявших посольство.

- Да, не сомневайся, они сейчас попытаются взять своё, то что считают своим и то что их никогда больше не будет, – бард отбил удар, перекинул меч в левую руку и продолжил биться ей как ни в чём не бывало, заложив правую на спину. Если бы это был не тренировочный бой, в ней бы уже находился кинжал или отравленный дротик.

- Именно поэтому ты здесь, – не вопрос, но утверждение, Алонсо усмехнулся в густую бороду, – я так понимаю, есть вести с Родины?

- Ворон от её императорского величества, – кивнул де Гислейн, после чего сделал мощный выпад, оказавшись вплотную к старику и приставил клинок к его горлу. Незаметным движением, он вложил в карман его мундира послание, с текстом которого ознакомился некоторое время назад. Де Тремейн ответил одними глазами, но собеседник понял его и отскочил назад.

- Как насчёт второго раунда? Клянусь Создателем, если бы это был настоящий бой, ты был бы уже мёртв!

- Тогда оставь мертвеца в покое, – рассмеялся де Тремейн и отсалютовал мечом, – пожалуй, сменю оружие. У этого меча слишком тяжёлая гарда.

Отойдя к стойке с оружием, Алонсо развернул крошечное послание. Делая вид что выбирает себе новый меч, он ознакомился с приказом. В принципе ничего нового, нужно будет навести справки и организовать встречи с представителями семьи Форсиция. Если при дворе короля Маркуса остались агенты венатори, придётся действовать осторожно, но де Тремейн мог целиком и полностью положиться на посла и его ресурсы. Убрав письмо обратно в карман с твёрдым намерением сжечь его как только так сразу, дабы не оставлять улик, военный атташе выбрал рапиру полегче и вернулся на плац.

Орзаммар и Вершиель будут отдельными постами, для удобства. Потом – Селена, потом – кубы и снова три ГМ поста.

0

3

После переноса орлесианского посольства внутрь Орзаммара, Беатрис де Велюр ощущала себя словно в каменном мешке. В подземелье. В тюрьме. Можно было долго развивать мысль. И тем не менее, на её работе это сказалось благоприятно. Король Белен был по меркам обитательй подгорного народа реформатором, нарушив многовековые традиции, он допустил послов и торговых представителей из внешнего мира в Орзаммар. Несмотря на то, что получить разрешение было непросто, а бюрократические проволочки могли тянуться месяцами, первые “наземники” начинали вести дипломатические дела при дворе короля Белена. И орлесианская дипмиссия немедленно воспользовалась открывшейся возможностью, ибо нужда империи была велика как никогда. Священный поход из Вольной Марки, пришедший на помощь Орлею был воистину могучей военной силой, но для поддержания боеспособности сотен храмовников и послушников, требовался лириум. После падения Белого Шпиля и фактически, церкви, многие запасы лириума были утрачены или того хуже – осквернены. Императрица понимала, если прекратится Священный Поход, её армия лишится второй после гвардии по силе боевой единицы, а идею о восстановлении церкви на мечах храмовников придётся отложить. Поэтому, в распоряжении Беатрис были и щедрые дары от императрицы для короля Белена и приказ любой ценой наладить поставки лириума в Вал Шевин, Лидс и Халамширал – где сейчас было расквартировано большинство рыцарей Священного Похода.

Де Велюр готовилась к аудиенции с королём основательно. Для начала – аналитическая работа. Пока ещё немногочисленные агенты в Орзаммаре трудились не покладая рук и снабжали дипмиссию информацией о положении дел в городе. Это дало на руки Беатрис несколько сильных козырей. Во-первых, перебои с поставками продовольствия, которые могла исправить невидимая длань Императрицы. Во-вторых, военная помощь Легиону Проклятых или хотя бы его материальнное обеспечение, что в условиях непрекращающейся на Глубинных Тропах войны было бы очень кстати для мрачных бородачей. Ну и наконец в-третьих, разве сможет король Белен отвернуть предложение дружбы и союза от истинной императрицы Орлея, возвращённой из Тени милостью самого Создателя? К сожалению дл яде Велюр, дворфы были циничным народом и в вопросах веры был совершенно непрошибаемы. Нередко ей приходилось слышать обвинения в том, что императрица якобы самозванка, либо того хуже, марионетка Архиврага. Якобы не божественное проведение, но колдовство и злой умысел вернули к жизни Селину Вальмонт. Это было ересью, но Беатрис до поры до времени придётся вежливо улыбаться и парировать эти обвинения пером и словом. Орлею нужен Лириум. И Орлей его получит.

От мыслей женщину отвлекло вежливое покашливание в кулак её посетителя. Вельможа по имени Харбрек отвечал перед королём Беленом за обеспечение орзаммарской знати продовольствием, в частности это подразумевало различные излишества, которыми не брезговали баловать себя дворфы. Те, кто могли себе это позволить. А ещё, если верить донесениям людей Беатрис, у него были связи с гильдиями, ответвтсенными за поставку лириума. Он мог бы стать полезным союзником или опасным врагом.

-...вопрос обеспечения безопасности торговых караванов по-прежнему беспокоит его величество.

- Его величество Белен, со всем уважением, может не беспокоиться об этом, – улыбнулась де Велюр, – орлесианская армия контролирует тракт и процент удавшихся нападений на наши караваны ничтожно мал.

- Если для вас семнадцать процентов это ничтожно мало… – дворф задумчиво почесал бороду.

- Вы неплохо осведомлены, милорд.

- Это приходит с территорией, – отозвался вельможа, – и поскольку для вас семнадцать процентов и это только по официальным данным, – он вздел палец вверх в назидательном жесте, – можем ли мы считать что щедрость императрицы Селины распространится и на нас…

- Что вы имеете в виду? – настороженно спросила женщина, не отводя глаз от собеседника.

- Что если, скажем, десять процентов лириума, предназначенного для священного похода будут перераспределены… Иным способом?

- Непреемлимо.

- Подумайте, миледи, о возможной выгоде. Вам нужно просто поставить росчерк пером, а всё остальное сделаю мои связи.

Десять процентов. Да даже за один ящик Беатрис была готова вцепиться в горло этому бородатому выродку. Речь шла о выживании Орлея, а он торговался жизнями храмовников, словно нагами!

- У меня приказ её императорского величества… – устало протянула Беатрис, сложив пальцы домиком, она уже устала повторять одно и то же. Разные дворфы, одни и те же проблемы. Они все хотели урвать кусок выгоды от предстоящей сделки. Меркантильные и расчётливые твари. Если бы не монополия на лириумные поставки, их бы не стали терпеть.

- И вы его выполните, – снисходительная улыбка не сходила с губ дворфа  под его густой чёрной бородой, – и немного заработаете на стороне. А ещё получите могущественных покровителей в Орзаммаре. Подумайте.

- Ну… Если поставить вопрос так… Разве я могу отказаться от дружбы такого достойного дворфа?

- Не можете, – он казалось, не понял иронии.

-...так какую помощь вы можете мне оказать? На кого у вас есть непосредственное влияние?

- О, эта информация не для разглашения. Даже в кругу друзей. Для их безопасности. Но поверьте, нужные дворфы шепнут королю, шепнут то там то тут… Так что, я могу расчитывать на двенадцать процентов?

- Десять, – машинально поправила его Беатрис.

- Да да я именно это и сказал! – дворф рассмеялся поднимаясь со стула, – что-ж, меня ждут дела. Надеюсь, вечером меня будут ждать приятные новости.

- Ещё бы понять когда тут наступает вечер, – пробормотала женщина в спину уходящему вельможе. Сделка с совестью. Имеет ли она права принимать такие решения? Ради выживания многих, поступиться принципами? Что-ж, есть над чем поразмыслить, обработать другие варианты. Беатрис очинила перо. Впереди много работы.

Беатрис должна выбрать:

1. Украсть у Императрицы ради того чтобы заключить жизненно важную сделку. Согласиться на предложение Харбрека.
2. Отвергнуть предложение Харбрека и вести переговоры с гильдиями без посредников.
3. Заставить Харбрека ждать и попытаться договориться непосредственно с королём Беленом.

0

4

Леди Шелль Морво нервно постукивала пальцем по бокалу с вином. Под стенами её поместья бесновалась чернь. Кто то даже догадался написать на приколоченной к двум палкам простыне “Это наша земля!” и “Морво, убирайся пока цела!” в несколько более радикальных формулировках. Немногочисленная стража нервно прохаживалась по стенам шале, но пока никак не реагировала на крестьян. Им обещали эту землю, как пригодную для заселения и свободную, а оказалось, что они тут нежеланные гости. Многие проделали долгий и опасный путь, вместе с семьями и немногочисленными пожитками. И что теперь, разворачиваться назад? В разорённеы войной деревни? Ну уж нет. Кому-то придётся подвинуться. ибо так обещали люди Хармонда. Леди Морво уже приказала своим телохранителям вооружить крестьян, лояльных ей. Пусть решение таких тонких вопросов руками черни и было ниже её достоинства, выбора не оставалось. Вершиель пребывал в упадке и аристократия слишком долго спускала это дело на тормозах. А сейчас… Мог ли кукловод Хармонд при всём желании отозвать своих шакалов от ворот Морво? Могла ли она разоружить ополчение так же просто, как пустить этих перепуганных землепашцев и ремесленником в свою оружейную? Или они сцепившись из-за земли, открыли Ящик Пандоры и теперь могут только оставаться сторонними наблюдателями?

Джульетта де Велюр не ожидала, что в Вершиеле всё настолько плохо. У неё было слишком мало ресурсов и совершенно никого из местных на кого можно было бы положиться. Из двух зол Императрица выбрала наименьшее и Джульетте придётся оказать леди Шелль Морво посильную помощь. На неё было достаточно компромата, чтобы при возникновении необходимости поставить на место, кроме того, она была относительно лояльна Селине. Относительно Флорианны, конечно же. В прочем, Хармонд оставался “тёмной лошадкой” и его самого как назло не было в Вершиеле.

Джульетта должна решить:

1. Отправиться в шале Морво и попытаться договориться с леди напрямую. В этом случае нужно будет придумать, как разобраться с крестьянской проблемой.
2. Сосредоточиться на поиске агентов Флорианны в Вершиеле. Запросить помощь Стервятников или иных ресурсов непосредственно у Императрицы – в этом случае будет таймскип и решение Селены.
3. Внедриться в “лагеря” крестьян и при помощи манипулирования ими направить события в нужное русло.

0

5

НЕВАРРА

Лоран де Гислен отправился на миссию, будучи вооружённым до самых зубов. Верительные грамоты, чёткий и вполне ясный приказ о союзе против сил Старшего.  Ферелден уже стал частью Коалиции, Вольная Марка, как предполагала Императрица, вскоре даст о себе знать. Оставалось только укрепить ещё связи с Инквизицией, Тевинтером и Антивой. Ривейн, к вящему сожалению императрицы Селины, находился слишком обособленно от проблемы, да и ответных, как и входящих писем от ривейнской королевы в канцелярии орлесианской императрицы не наблюдалось, а значит, приходится иметь дело с тем, что есть. Андерфелс мог бы стать подспорьем в данном вопросе, заменив собой северо-западного союзника, но уж больно долго и от них нет вестей. Единственное, что сочла сделать нужным Лже-Селина, это составить письмо в Орден Серых Стражей, направленное Первому Стражу в крепость Вейсхаупт и такое же в канцелярию Андерфелского короля.

Ситуация в Неварре была нестабильной. Её границы штурмовались силами Корифея не раз и королевство буквально чахло на глазах. Прямых наследников у трона не было, что ставило в щепетильное положение не только Неварру, но и её соседей. Как прискорбно не было б это признавать, но если падёт Неварра и силы Старшего захватят страну, то у красной фракции появится доступ к морским портам и другим стратегически важным точкам. Смерть Маркуса Пентагаста, если таковая планируется пособниками Старшего, может стать началом всеобщего конца. Это понимали, кажется, все, кроме самого короля. Что происходило с северным соседом и о чём думали местные вельможи — известно только Создателю. Даже советники короля таили в себе опасность, не говоря уже о вечных спорах между Пентагастами и Ван Маркхэмами. Врагу не нужно нападать на страну, чтобы развалить её изнутри. За Корифея это прекрасно смогут сделать главенствующие в королевстве рода.

Именно по этой причине Орлесианской стороной было выбрано нейтральное решение проблемы, а именно, договориться о взаимовыгодном союзе с домом Форсиция. Официально расторжения договора с короной Неваррского королевства не было, но в нынешних обстоятельствах поддерживать кого-то из главных претендентов на корону — слишком опрометчиво, неразумно и недальновидно. Форсиция — величайший и уважаемый знатный род во многих странах Тедаса. Императрица Селина верила в то, что нейтралитет этой семьи поможет объединить сдающего позиции соседа. Вероятно, это также стало бы лучшим решением в споре за престолонаследие, если бы трон официально перешёл к ним. Только король Маркус никогда не отречётся в отличие от своего младшего брата, а значит, необходимо было убедиться сначала в том, что союз с Форсициями состоится на взаимовыгодных условиях, а также осуществить поддержку Фердинанду Пентагасту и заручиться его лоялностью в данных обстоятельствах. Захватывать Неварру нет никакого смысла, к тому же, ресурсы Орлея строго ограничены и воевать ещё на третий фронт стало бы фатальной ошибкой.

Лоран де Гислен шёл на второй раунд с лордом Тремейном, обдумывая дальнейшие ходы. Мужчина был великолепным бардом, а в паре с умом бывшего шевалье, так и вовсе, на глазах рождался замечательный тандем двух хитрых и пытливых умов.

— Прикажите Вашим людям найти младшего брата короля, дорогой друг, — делает выпад Лоран, — нам необходимо удостовериться в его безопасности, а что касается семьи Форсиция… Организуйте завтрашним вечером званый ужин. Убьём двух зайцев. Посмотрим, кто заинтересуется нашими делами с уважаемым родом...

   

ОРЗАММАР

Совесть и лояльность лично Императрице Селине I не позволяет Беатрис пойти на сделку с собственной совестью. Под каким углом не рассматривая предложение Харбрека, оно само по себе звучит оскорбительно, как если бы этот гном пытался украсть у собственного короля. Де Велюр не могла допустить ничего из перечисленного гномом.

— Десять процентов! Старый дурак!

Она негодовала так сильно, что её вновь начала мучить мигрень. Сказывались недосып, стресс и подземное существование. Видит Создатель, первым её делом, как Беатрис окажется на поверхности, будет здоровый сон на природе. Не важно, постоялый это двор, карета или какой-нибудь лагерь в лесу. Всё, что угодно, лишь бы поскорее оказаться наверху, а не в царстве вечного мрака.

Её голова болела денно и нощно. Она точно помнила, как Селина Орлесианская высказывалась о предателях. Более того, Беатрис прекрасно знала, КАК поступают с теми, кто посмел предать свою родину и доверие своей императрицы. У неё не было иного выбора, кроме как отвергнуть предложение Харбрека, но вот говорить об этом сейчас, пока у него нет главного союзника в этом деле, не стоит.

— Амаль, — властно позвала свою помощницу леди де Велюр.

Из-за стопки бумаг в дальнем углу кабинета появилась светлая голова, а затем и верхняя часть с лица с большим носом-картошкой. Типичная канцелярская крыса, которых в Орлее было полным полно, только вместо какой-нибудь захудалой орлесианки — гномка-наземница с церковным образованием. Мир действительно сошёл с ума.

— Миледи изволит пить чай? — Спросила девушка тоненьким голоском.

Беатрис закатила глаза и отложила в сторону стопку бумаг и чернила с пером.

— Немедленно отправляйся в королевский дворец и добейся аудиенции у короля Белена. Вот верительная грамота от Её Орлесианского Величества. Дело высочайшей важности!

Беатрис передала в руки помощницы скрученный пергамент и сопроводительное письмо, только что написанное аккуратным почерком.

«Ваше Величество,
наш мир стоит на грани гибели и чтобы избежать торгового кризиса и геноцида, Орзаммару и Орлею надлежит в срочном порядке принять необходимые меры. Мы верим, что достойны Вашего понимания и прогрессивного ума, а потому, мы ходим обсудить сделку лично с Вами без посредников-коррупционеров из торговой гильдии. От имени императрицы Селины Первой Орлесианской, просим уделить нам Ваше драгоценное время.
С уважением,
леди Беатрис де Велюр, торговый атташе Орлесианской Империи»

Амаль подхватила документы и поспешила покинуть покои высочайшей леди. Беатрис же оставалось уповать на то, что король Белен действительно заинтересован в поддержании их отношений, несмотря на коварство его подданных, готовых ради наживы, обобрать союзника в этой войне.

«Нет уж, старый дурак, я так просто не сдамся!» — Улыбнулась Беатрис, начиная приготовления к аудиенции с королём, — «Лев не падает на колени перед нагами!»

г. ВЕРШИЛЬ, ОРЛЕЙ

Джульетта нервно постукивала своим бокалом игристого по оконным ставням. Ситуация в городе принимала крайне скверный оборот и это начинало не на шутку её волновать. По своему опыту, она знала, что крестьяне с вилами — не лучшее решение проблемы. Агрессия, вызванная агрессией только ухудшит и без того шаткое положение леди де Морво. И тут никакое заступничество со стороны Селины ей не поможет. С другой стороны, нельзя допустить, чтобы трусливый лорд Хармонд, прятался за спинами своих подданных и пустил свои ферелденские корни здесь, в одном из главных городов Имперского тракта на территории Орлесианской Империи. Это само по себе оскорбительно! Собачники не имеют права распоряжаться их землёй! К тому же, такое положение дел плохо повлияет на дипломатические отношения с Ферелденом. Знать может владеть землёй только в пределах своей родной страны, но никак не властвовать над ней в соседнем или ином государстве. подчиняясь приказам монарха той страны, к которой он принадлежит. Это внесёт дисбаланс и создаст доселе невиданный прецедент на вполне ощутимый земельный скандал.

С этим скандалом пора разобраться окончательно. Подсылать убийц, конечно, не стоит, иначе подстрекатели из вольных граждан ухватятся за любую возможность получить город в свои руки. Впрочем, отправляться в шале Морво Джули тоже не считала нужным. Леди Шелль может сколько угодно прятаться в стенах, их разговоры могут сколь угодно вертеться вокруг проблемы, у которой может быть простое решение, но из принципа, ни один аристократ не пойдёт на уступки, ведь Великая Игра не прощает таких перфомансов. Так что же делать?

Девушка ходила взад-вперёд, наблюдая, как разъярённая толпа находится на грани осаждения шале Морво. Ещё чуть-чуть и начнётся кровопролитие. Только одного она не понимала, как съевшая льва в Игре дворянка, допустила подобное? Джульетта подозревала, что во многом виноваты люди Пэла Хармонда, которые поднимали крестьян недалёкого ума на самый настоящий бунт. Как примитивно и глупо. Леди де Велюр считала подобное поведение не спортивным, но забавным. Сестра уже давно бы поехала к леди Морво решать вопрос, но, к счастью, Беатрис сейчас в более укромном месте и решает куда более важные вопросы.

«Если они не хотят решать вопрос за столом переговоров, то стоит обратить внимание толпы на другие вещи»

Джульетта выплеснула бокал с вином в кувшин с водой и зашла за ширму, где поспешила переодеться в крестьянское платье, которое совершенно честным способом одолжила у служанки. Оно было слегка великовато, но за счёт очаровательного фартука, ситуация была исправлена в считанные секунды. Леди сняла с лица маску и убрала в один из ящиков комода, а собранные в причудливую причёску волосы, оказались распущены и заплетены в типичную деревенскую косичку. Конечно, за уличную крестьянку её не примут, а вот за слугу какого-нибудь дома, которая недовольна положением в городе — вполне.

Девушка вышла из поместья и поспешила втиснуться в толпу людей, чтобы уловить общие настроения. Она решила сначала заняться крестьянами, т.к. посчитала, что вовремя остановленная толпа даст ей необходимое время, чтобы обдумать дальнейшие действия. Сторонники Флорианны вряд ли заинтересованы Вершилем в нынешнем его положении, окружённым с двух сторон городами-союзниками Императрицы Селины, а потому, проще наблюдать издалека за тем, как внутренние распри и недовольные горожане сделают за них всю работу.

— ЛЖЕЦ! — Крикнула Джульетта, стоя среди людей Хармонда, — ЛЖЕЦ! ОН ОБЕЩАЛ НАМ ЗЕМЛЮ И ДОМ! МЫ СТОИМ НА МОРОЗЕ, А ПЭЛ ХАРМОНД СИДИТ У СЕБЯ В ЗАМКЕ И ЖДЁТ, КОГДА МЫ ПРОЛЬЁМ СВОЮ КРОВЬ! УБЛЮДОК! КАК ОН СМЕЕТ НАЗЫВАТЬСЯ НАШИМ ГОСПОДИНОМ И БРОСАТЬ НАС В ТАКОМ ПОЛОЖЕНИИ?! ЛЖЕЦ! ЛЖЕЦ! ЛЖЕЦ!

Леди де Велюр артистично размахивала руками, переключая внимание толпы с шале Морво на себя.

— ОДУМАЙТЕСЬ! МЫ НЕ ВРАГИ ДРУГ ДРУГУ! ПУСТЬ ЗНАТЬ РЕШАЕТ СВОИ ВОПРОСЫ, А НЕ ТОРГУЕТСЯ НАШИМИ ЖИЗНЯМИ! ПУСТЬ ПЭЛ ХАРМОНД САМ ЯВИТСЯ СЮДА, А НЕ ПРИКРЫВАЕТСЯ НАШИМИ СПИНАМИ! ЛЖЕЦ! ЗАЧЕМ НАМ ПОДДЕРЖИВАТЬ ГОСПОДИНА, КОТОРЫЙ НЕ СЧИТАЕТ СВОИМ ДОЛГОМ ЗАЩИТИТЬ СОБСТВЕННЫХ ПОДДАННЫХ! ЛЖЕЦ! ТРУС! ЛИЦЕМЕР!

Тирада Джульетты лилась из её уст с тем рвением и вдохновением, с которым ей рассказывали о речи Селины Вальмон на площади Вал Шевина, когда они одержали победу. Пожалуй, после этого, она готова была служить своей императрице до самого конца. И если Селина разжигала огонь в сердцах, то и она сделает то же самое. Забота о подданных — это обязанность любого уважающего себя господина. Леди Шелль Морво защищает своих людей и отстаивает свои права, а Хармонд кидает своих людей на произвол судьбы, заставляя их делать всю грязную работу. Хотят ли они этого — быть разменной монетой в битве за власть между аристократами или же нет? Джульетта надеялась, что крестьяне опустят вилы и внемлют голосу разума и переключат свой гнев на Хармонда, тем самым, оставив леди Шелль в покое. А уж если леди действительно хочет взять власть в свои руки, то она предложит одну единственную и выгодную альтернативу, которая полностью выведет лорда Пэла Хармонда из игры. Так что же, каков будет дальнейший ход?!

Подпись автора

Impératrice, c'est ton règne que nous honorons
Par cette chanson, dans tout Orlaïs
Nous glorifions ton nom
Impératrice, qu'importent les saisons
Nous te défendrons et nos cicatrices
Grâce à toi se tairont

http://s5.uploads.ru/t/9VM3q.gif

Impératrice, viens nous délivrer
Vos heures sont comptées la nation dérive
L'espoir est bafoué
Impératrice, ta force est en nous
Nous prenons les armes et levons nos dagues
Viens, délecte-toi du sang qui coule

0

6

- Младший брат короля, насколько я помню, предпочитает общество огнедыщащих ящериц двору,  – Тремейн не позволил размышлениям отвлечь его от поединка, благо заменив клинок он чувствовал себя намного увереннее. Старая школа, обоюдоострый меч с гардой, закрывающей руку полностью, облегчённый клинок, не годящийся для рубящих ударов, но отлично подходящий для метких колющих выпадов. Лоран остался верен своему оружию и не давал партнёру поблажек. Двое орлесианцев кружили в танце шевалье, со стороны казалось, что они всецело поглощены поединком, но разумы этих мужей сейчас напрягались не меньше, чем их тела. Соверши де Гислейн или Тремейн ошибку, одно неосторожное движение… – не могу его винить. Но не уверен, что это наш кандидат.

- Яйца Создателя! – посол отшатнулся, когда клинок оцарапал его щёку, глубже чем его противник хотел бы, а затем улыбнулся и махнул рукой, – Не беспокойся, царапина.

- Нет-нет, я немедленно распоряжусь вызвать лекаря, – возразил ааташе, машинально смахнув кровь с меча резким движением кисти, – ты и так страшный, а ещё это…

- Местные дамы с тобой не согласятся, де Гислейн! – расхохотался Алонсо. Несмотря на свой почтенный возраст, он пользовался популярностью у прекрасного пола. И пусть местные женщины были не такими раскрепощёнными, как на родине, его постель редко бывала пустой и холодной. Лоран был уверен, что старик не болтает лишнего, в противном случае сам бы позаботился об этом. Дружба дружбой, но долг перед родиной и императрицей превыше всего. Де Гислейн не сомневался, что его товарищ придерживался тех же взглядов. Они оба были готовы убить друг друга и отдать друг за друга жизнь, если потребуется. Это Орлей и шевалье не надеялись что кто-то вне ордена сможет понять их ход мысли. Их беседу прервал офицер стражи.

- Милорды! – молодой парень с жёлтым пером шевалье отсалютовал и ударил сведёнными каблуками латных сапог, – Прошу прощения, что прерываю вашу тренировку. Это послание от нашей резидентуры в городе, только для глаз его светлости посла. Срочно и, как обычно, совершенно секретно.

Юноша тактично улыбнулся военному атташе и протянул крошечный кусочек бумаги, скреплённый печатью одной из местных торговых гильдий. А вы что думали, там будет императорский флёр-де-лис или маска дома Вальмонт? О нет, разведка в недружественном государстве работает осторожно, тихо, постоянно оглядываясь через плечо. Командир стражи по долгу службы был посвящён в некоторые таинства посольских игр, но только в меру необходимости. Если его будут пытать утюгом, парень выдаст только тех агентов, которыми можно пожертвовать, а остальные сразу залягут на дно. Иногда в партии приходится терять фигуры. Посол надеялся, что не в этот раз.

- Merde, – прочитав послание, посол оглядел своих коллег по опасному цеху, – на нашего любителя драконов готовится покушение! У нас есть возможность предотвратить его, но если это будут люди семьи Форциция…

- А есть основания полагать, что это будут именно они?

- К сожалению, да… Если во время ужина с ними, наши люди будут охотиться на их убийц, это добавит пикантности местным блюдам.

- Полностью согласен. А вы, капитан?

- Как скажете, милорды, – отозвался офицер, ударив кулаком по груди, но у него плохо получалось скрыть возбуждение, – к слову, может быть лекаря?

- К чёрту лекаря! Шрамы красят мужчину. Идёмте, благородные сэры, дела не ждут.

1. Посол имеет возможность снарядить отряд бардов для перехвата убийц, возможно, нанятых домом Форсиция.
2. Посол имеет возможность воспользоваться услугами местных убийц, но это потребует дополнительных затрат золота и времени на зачистку следов. Но при этом, в случае провала, на руках у местной аристократии не будет улик против орлесианцев.
3. До званого ужина с семьёй Форсиция остаётся шесть часов. За это время можно заняться другими делами, на усмотрение игрока, либо сосредоточиться на подготовке ко встрече. Какого-то очевидного компромата и рычагов влияния на Форсиция у орлесианцев нет.

0

7

- Миледи, – перед уходом, осторожно спрятав послание королю под плащом, спросила Амаль, – вы желаете, чтобы я подготовила господину Харбреку вежливый отказ и отправила надёжных дворфов организовать встречи с Гильдиями?

Верность нынче стоила дорого. В прочем, Харбрек ошибался, расчитывая на то, что императрица Селина окружила себя предателями, алчными до лёгкой добычи. Беатрис не было нужды выслуживаться перед её госпожой, императрица и так знала цену своей посланнице в Орзаммаре, а что ещё важнее – доверяла ей и не напрасно. Харбрек может утереться своим предложением, но он не был первым. И не будет последним, дыхание Создателя…

- Я сама распоряжусь, – махнула рукой женщина и отпустила помощницу. После чего потянулась к чашке с уже остывшим чаем и на мгновение пожалела о том, что не отправила Амаль за кипятком перед уходом. У всех есть свои слабости, а крепкий чай был невинной слабостью леди де Велюр. У неё остался пакетик чайных листьев, подаренных самой императрицей в Халамширале, у её величества всегда был изысканный вкус…

-...я совершенно с вами согласен, леди де Велюр, – произнёс холодный словно удар клинком по горлу мужской голос и Беатрис перехватило дыхание. Неужели она думала вслух? Женщина обернулась, стилет бесшумно соскользнул из рукава в её ладонь. Если уж Харбрек решил позаботиться о несговорчивой орлесианке, так просто она не дастся.

- Немедленно объяснитесь, – де Велюр обернулась, готовая в любой момент метнуть стилет или парировать удар ножа убийцы. К своему удивлению, она увидела перед собой человека в доспехах шевалье, невероятно старомодных доспехах. Его лицо казалось смутно знакомым, но Беатрис не могла понять где могла видеть его. Скорее всего в столице, ещё до её падения… Возможно, в Халамширале… Мужчина сидел, расслабленно расположившись в её, де Велюр, любимом кресле и преспокойно наливал чай в фарфоровую чашечку.

- Ваша верность императрице отмечена. Это делает вам честь, – мужчина отсалютовал чаем, словно бокалом вина, – и что ещё важнее, делает нас союзниками.

Беатрис не спешила убирать стилет, но позволила себе немного расслабиться. Этого человека она не знала, но он определённо выглядел так, что если бы он хотел её убить, то давно убил бы. Во всяком случае сейчас, он не желал де Велюр смерти. В Орзаммаре это было редкостью.

- Продолжайте, – отозвалась женщина, храбрясь, – и извольте объясниться как вы оказались в моём кабинете без приглашения. Уверена, вам не было назначено!

- Герцог Вал Шевинский передаёт привет, – улыбнулся мужчина, – императрица рассказала ему о непростой ситуации в Орзаммаре и его светлость решил взять на себя расходы, связанные с… Как бы это назвать, улаживанием бюрократических трудностей. Вам предстояло ждать аудиенции короля Белена не меньше месяца, за это время вас скорее всего убили бы. Отравили,избили до смерти в тёмном переулке, меткий выстрел из арбалета я тоже не могу исключать. Король примет вас сегодня, так что извольте привести себя в порядок. Ваш эскорт из шевалье будет ожидать снаружи через час с четвертью. О, не ждите меня, я закончу пить чай без вас, леди де Велюр. Кстати, если мы ещё встретимся, можете называть меня Константин.

1. Беатрис может попытаться вспомнить где она могла видеть незнакомца, попытаться его разговорить. На это уйдёт время и сложная проверка эрудиции (ГМский бросок).
2. Беатрис может поверить незнакомцу и броситься к приготовлениям к аудиенции у короля.
3. Доберётся ли Амаль до двора Белена будет известно по факту, так же после ГМского броска.

0

8

Крестьяне обступили бойкую девицу, неохотно переключая на неё своё внимание. Многие уже были настроены поднять леди Морво на вилы и покончить с этим, кто-то уже прикидывал как будет выносить добро из шале. Немногочисленная стража не сможет остановить разъярённую толпу. Кметов сдерживало только осознание, что перепуганные солдаты успеют разрядить свои арбалеты. Скорее всего, один раз. Но никто не хотел быть в числе тех неудачников, которые умрут первыми. Пройдёт совсем немного времени и страх уступит место другим инстинктам, но этот час пока не пробил. С другой стороны альтернатива, предложенная невесть откуда взявшейся девчонкой, была, как говорится, хрен редьки не слаще. Ведь у Хармонда тоже будут солдаты, скорее всего, тоже с арбалетами. Зачем рисковать где-то в другом месте, если можно сорвать куш здесь и сейчас. С другой стороны, простой люд был бы не против посмотреть как благородные сами вцепятся друг другу в глотки.

- А кто приведёт нам  сюда Пэла Хармонда? – спросил один из предводителей крестьянской толпы, – Они все лжецы, эти аристократишки. Одни не лучше других.

- Что если мы сначала разберёмся здесь, а потом наведаемся к Хармонду? – предложил кто-то не в меру сообразительный. Его поддержали одобрительным гулом. Невольно, де Велюр подбросила хворост в огонь. Да, она смогла обратить гнев крестьян на Хармонда, но уходить от шале Морво они не собирались, только не с пустыми руками. Толпа уже была готова пойти на приступ, два десятка стрелков на стенах приготовились продать свои жизни подороже, прислуга бегала по поместью, пряча добро, запирая двери и окна. Не то чтобы они надеялись выстоять, но действовали скорее на автопилоте. Самой же леди Морво видно не было, она или не сочла нужным говорить с чернью, или в настоящий момент пряталась где-то в укромном месте шале.

Всё громче слышались призывы идти на штурм шале Морво и взять то, что было обещано. Де Велюр прнимала, что у неё осталась в лучшем случае одна возможность и поэтому очень осторожно и вдумчиво подбирала следующие слова…

Одна попытка убеждения с ГМским броском кубов.

0

9

НЕВАРРА

Лоран решает воспользоваться ситуацией и влиянием военного атташе Алонсо де Гислена. Дабы не привлекать лишнего внимания, господа предпочли потратить чуть больше ресурсов, но не идти на конфликт, будучи неуверенными в том, кого встретят. Поэтому были наняты и привлечены местные убийцы, перед которыми поставили чёткую задачу спасти жизнь Фердинанду Пентагасту и, желательно, не оставлять никаких улик против орлесианцев, не важно, кто окажется противником и заказчиком убийства главного претендента на трон. Дополнительно де Гислен распорядился, чтобы подручные ему барды разведали обстановку в городе, а люди Алонсо навели справки о военно-политической ситуации в стране. Это необходимо, чтобы лучше понимать положение Неварры на политической арене. Известно, что страна не раз попадала под удар сил Старшего и видимый на данный момент лоск угасающих династий, в том числе и правящей, необходимо собрать как можно больше информации, которая могла бы помочь Орлею выстоять в войне. Или же, захватить Неварру, если окажется, что враг слишком глубоко засел. Герцог не мог позволить врагу окружить его родину, да и Императрица на этот счёт выразилась предельно ясно. Её Величество, как и её приближённые советники, высказались практически единодушно — мир хрупок и их уверенные, пусть и с большими потерями победы, не возымеют никакого должного эффекта, если враг окружит их со всех сторон. Ситуация в Ферелдене тяжёлая и Королева Анора не жалеет ни своих, ни сил союзников, чтобы вытеснить сопротивление короля Алистера. Если она победит, то всё, что стоит между ней и Орлеем — это Морозные Горы с авварами и Инквизицией. Андерфелс давно молчит и в войне не участвует, а Вольная Марка балансирует на грани и вряд ли готова к масштабным действиям, но даже с имеющимися силами западного Орлея, Флорианна сможет оттеснить армию Селины со Священных равнин на восток к горам, а если Неварра полностью окажется под управлением красной фракции, то сопротивление под знаменами дома Вальмонт задушат ещё и с севера, перекрыв все пути к отступлению. Этого нельзя допустить.

Лоран де Гислен лишь отчасти шевалье. Он мог сколь угодно проходить военные подготовки, седлать коней и вести бои в поле. Но мужчина был также и бардом, чьи ум и навыки шпионажа могут спасти не только его самого, но и его родину. Поэтому герцог рассматривал их с Алонсо положение ещё и с точки зрения закулисных игр. Форсиция не настолько отбиты, чтобы не понимать очевидную вещь — власть захватить можно, но хватит ли у них ресурсов, чтобы её удержать?! Это касалось не только их финансовых возможностей, но и репутационных. Способны ли они объединить страну под своим началом или окончательно разорвут её на кусочки?!

Отдав необходимые распоряжения, Лоран вместе с атташе Тремейном, продолжили подготовку к предстоящему мероприятию.


ОРЗАММАР

Беатрис не могла себе позволить слепое доверие. Пускай она выросла не в Орлее и в Великой Игре её семья участвовала постольку поскольку, женщина всё же причисляла себя к орлесианской нации и в вопросах доверия ничем не отличалась от своих соотечественниц. В конце концов, даже друг может оказаться врагом, а герцог Вал Шевинский не вселял ей доверия, впрочем как и большая часть его доверенных лиц. У леди де Велюр имелось своё понимание и отношение ко всем участникам и приближённым императрицы военной ставки. Леди Джейдерская могла сколь угодно доверять Адриану дю Куто и всячески намекать сёстрам де Велюр, что это не только сильный союзник, но ещё и превосходная партия, однако, слава о мужчине и его репутация шли впереди него самого. К тому же, она не могла позволить какому-то странному и абсолютно незнакомому типу так с собой обращаться. Словно не она тут прибыла с дипломатической миссией, а выскочка-Адриан с его непонятно откуда взявшимся посредником.

— Благодарю за помощь, «Константин», — с нажимом ответила Беатрис, — но в следующий раз, извольте предъявлять регалии и появляться в МОЁМ кабинете как подобает. Мне ничто не мешает позвать шевалье прямо сейчас и приказать отправить Вас в темницы, а также сообщить королю Белену о незаконном проникновении… — Женщина осеклась.

Если она так сделает, то в первую очередь попадёт под подозрение сам Орлей и его делегация. А это уже смахивает на дипломатический конфликт. Того и гляди, гномы в принципе решат прекратить сотрудничество. Этот мысленный диалог с самой собой и примерной раскидкой событий заняли не больше десяти секунд, после которых леди де Велюр лучезарно улыбнулась. Притворства в улыбке было хоть отбавляй, но других вариантов не нашлось.

— Впрочем, нам ведь не нужны проблемы?! — Задаёт вполне риторический вопрос и поднимается с места, шествуя за одинокую ширму в соседней комнате, — значит, от герцога дю Куто… — стилет выскальзывает из рук на поверхность туалетного столика, — на будущее, милорд, не стоит продолжать разговор запугиванием, мне прекрасно известны все тонкости моего положения и перспективы. А уж об остальном я бы смогла позаботиться самостоятельно, но раз уж Вы здесь… — Беатрис сняла с себя обычное представительское платье и выудила из шкафа более презентабельное и роскошное одеяние, чтобы богатство даже слуг Орлесианской Империи были видны невооруженным глазом, — окажите мне одну небольшую услугу...Видели достопочтенного господина-гнома, представителя торговой гильдии? Уж больно мне не нравится ситуация вокруг поставок. Боюсь, что король Белен мало чем сможет помочь, и всё же. Мне нужна информация о поставках. Кому. Куда. Сколько. И как часто пропадают караваны, а самое главное — где. Мне бы не хотелось, чтобы чьи-то ошибки садились мне на шею.

Беатрис умела не только говорить, но и довольно быстро одеваться. Привести себя в порядок не составило большого труда, тем более что, ей всего-навсего нужно было поменять платье, да чисто формально подправить причёску и макияж. Конечно, удобств здесь было меньше, чем даже в родной ей Марке, но чем богаты, как говорится.

Вернулась женщина к кабинет уже в тёмно-бордовом платье с пышной юбкой-турнюром сзади, которую недавно ввели в моду в Джейдере. Отсутствие маски позволяло леди де Велюр продемонстрировать острые черты лица и контраст тёмных карих глаз на светлой коже с розоватым подтоном. Заплетённые ранее волосы в две розетки по обе стороны головы, теперь соединились в одну на затылке, а поверх головы легла большая шляпа с сетчатой вуалью на глаза.

— Не забудьте закрыть дверь после ухода, милорд, — и более не обращая внимания на незваного союзника, леди де Велюр покинула свои покои в направлении королевского дворца.

Г. ВЕРШИЛЬ, ОРЛЕЙ

— Прорвётесь вы к Морво и что дальше? Придёт Хармонд со своими людьми и разгонит нас как скот! Вы сделаете только хуже! — Крикнула Джульетта толпе.

Какое же тупое стадо баранов! Как же они не понимают простого и элементарного — прикончат Морво, придёт Хармонд со своими людьми, прикончат его и придёт кто-то другой. Земля будет разорена и город захватят враги. И не факт, что живые. Младшей де Велюр уже посчастливилось узреть и демонов, и Брешь, и красных храмовников. Страшное зрелище!

— Хотите перемен? Попросите аудиенцию! Эй, стража! Где леди Морво? Пусть выходит и говорит! Пусть обещает нам защиту! Или ей плевать на нас, как и плевать тем, кто тоже позарился на нашу землю? — Обратилась Джульетта уже к стоящим наготове арбалетчикам шале, — если она здесь главная, то пусть покажется! Неужели страх за свою шкуру настолько велик, что она готова наплевать даже на собственных защитников?

Она уже видела раз на что способна разъярённая толпа. Такой натиск не выдержат даже каменные стены, а защитники дворцов и крепостей, падут под натиском крестьянского урагана. Леди понимала, что сейчас необходимо успокоить толпу, но она никогда не была той, кому это по силам. Но если не получится, то… Всегда можно прибегнуть к запасному варианту и дать сигнал бардам императрицы. Если леди Морво понимает только силу, значит, так тому и быть. Но для этого плана ей необходимо либо переодеться во что-то более презентабельное, либо уповать на то, что её союзники смогут отыскать при необходимости её в толпе.

Джульетта осталась наблюдать за тем, как кто-то из толпы подхватил её фразу о переговорах. Но возымеет ли это какой-то эффект? Юная бард готова была к любому развитию событий.

Отредактировано Selena Viardo (2021-08-15 16:50:01)

Подпись автора

Impératrice, c'est ton règne que nous honorons
Par cette chanson, dans tout Orlaïs
Nous glorifions ton nom
Impératrice, qu'importent les saisons
Nous te défendrons et nos cicatrices
Grâce à toi se tairont

http://s5.uploads.ru/t/9VM3q.gif

Impératrice, viens nous délivrer
Vos heures sont comptées la nation dérive
L'espoir est bafoué
Impératrice, ta force est en nous
Nous prenons les armes et levons nos dagues
Viens, délecte-toi du sang qui coule

0

10

НЕВАРРА

Долгая и кропотливая работа по созданию агентурной сети окупилась не полностью. Из-за того, что орлесианская политика это планы внутри планов, приправленные паранойей, местные исполнители не обладали всей необходимой информацией и не были так хорошо подготовлены к выполнению задачи, как замотивированные и безоговорочно преданные убийцы из дома Форсиция. Когда до званого ужина отсавалось меньше часа и военный атташе с послом уже шли к экипажу при параде когда их догнал доверенный вестовой и передал записку от связного. Написанная быстрым, небрежным почерком, записка была так же забрызгана кровью, написана шифром, который, в прочем, Гислейн пользовался этим шифром достаточно давно, чтобы сразу понять о чём речь:

"Шип Розы Эгиде Множественные Порезы на Длани Бледной Бесславный Дух Низвергнут"

Гислейн молча кивнул, на его  лице не дрогнул ни один мускул. Убийцы дома Форсиция ликвидированы, но с серьёзными потерями среди местных наёмников, миссия возможно скомпрометирована и эта ячейка уходит в подполье, призывая своих покровителей проявить осторожность. Алонсо метнул взгляд в сторону экипажа, словно спрашивая, понимает ли его спутник, что они шагают в пасть неваррскому льву. Лоран кивнул. Не в первый раз.

- Напиши "Эгида Поднимается" и оправь обратно, - бросил Гислейн вестовому. Мужчина кивнул и растворился в тени виноградника. Уже в экипаже, Лоран объяснил расклад своему спутнику.

- Операция не была целиком успешной.
- Это я уже понял, - кивнул де Тремейн, его ладонь словно сама собой легла на кинжал мизерикордии.
- Наши люди понесли потери.
- Ну... - усмехнулся шевалье, - мёртвые наёмники не требуют платы и что ещё важнее, не проболтаются.
- Меня не это беспокоит. Они сообщили, что миссия возможно, скомпрометирована.
- То есть? Как такое возможно?
- Не знаю и это меня беспокоит. Мы действовали только через местных, только если в посольстве крот...

Экипаж резко остановисля на одной из улочек, считавшейся безопасной. Натренированный слух де Гислейна безошибочно уловил тихий стук упавшего на мостовую тела.

- Merde... - прошипел Лоран, выхватывая из-под плаща ножны, Алонсо молча последовал его примеру.
- Волки окружают медведя, - спокойно произнёс шевалье, так же обнажая меч.
- Медведь рвёт волков, - отозвался его товарищ, оскалившись. Они уже начинали скучать по тем временам, когда приходилось смотреть убийцам в лицо. Резко открыв дверь экипажа, де Гислейн выскочил на улицу, тут же скрестив мечи с одним из людей Форсиции. Де Тремейн метнул нож через плечо орлесианца, сталь вонзилась в горло второго ассасина и Алонсо бросился в бой следом. Скинув парадные плащи, мужчины закружились в танце смерти. Убийцы метались среди теней, на орлесианцев посыпались арбалетные болты, перепуганные лошади рванулись вперёд, лишая шевалье прикрытия экипажа. Они бились спина к спине, но одно за другим, лёгкие ранения делали их движения более медленными, а отсутпать было некуда. В конце концов израненые орлесианцы приготовились принять смерть достойно. Гвардейцы из эскорта уже были мертвы, когда убийцы так же неожиданно, отступили, оставив на улице только одного человека.

- Надеюсь, вы поняли послание, господа, - произнёс он на безупречном орлейском, - наслаждайтесь ужином, и если позволите отметить, вам бы не помешало зайти к лекарю. Дом Форсиция будет оскорблён если вы явитесь на приём побитые, как собаки.

Издевательски поклонившись, командир нападавших развернулся и спокойно зашагал прочь, смахнув кровь одного из убитых им гвардейцев на мостовую с меча. Гислейн прислонился к стене, закатив глаза, раны на его теле кровоточили, камзол был безвозвратно испорчен. Де Тремейн выглядел не лучше. Игнорировать приглашение было нельзя, поэтому им нужно было срочно найти лекаря и сменить платье. Трупы придётся оставить на улице и скрыться, пока местная стража не сбежалась на шум боя. Сорвав со своих гвардейцев перья и опознавательные знаки, орлесианцы, пошатываясь, направились прочь.

- Это же объявление войны, - прохрипел де Гислейн.
- Императрица узнает, - отозвался Алонсо, поддерживая его за плечо,- и её возмездие не заставит себя ждать...

0

11

ОРЗАММАР

Шевалье, приставленные загадочным благодетелем были, действительно, одеты в цвета Вал Шевина. Их командир отсалютовал и замер ожидая приказов. Многочисленный отряд вооружённых до зубов людей привлёк бы нежелательное внимание в Орзаммаре, поэтому, сопровождение насчитывало всего полдюжины мечей, но это были опытные рыцари, искушённые в дворцовых интригах Орлея. Беатрис могла бы поспорить где гадюшник опаснее - дома или здесь, под землёй, но на это не было ни сил, ни времени. Нужно было воспользоваться открывшейся возможностью и выжать из аудиенции всё что можно.

Перед выходом, женщина написала пару строк в Вал Шевин, герцогу дю Кото. Она понимала, что герцог не был идиотом и точно не мог не заметить пропажу крупной суммы. Если Константин украл деньги, или получил их обманом, то пусть герцог хотя бы знает, что каждая монета потрачена на благо Орлея. Написав аккуратным почерком слова благодарности, она поставила на  конверт восковую печать своим перстнем и передала его доверенному человеку. Письмо достигнет Вал Шевина через неделю, если повезёт. К тому времени герцог уже точно будет в курсе возможно непредвиденных расходов. Может, хотя бы не так сильно расстроится...

Торговая гильдия, как удалось выяснить Вальдору, действительно вела свою игру. Поставки Лириума в большом количестве уходили "на сторону" по принципу "кто больше заплатит" в том числе, имела место совсем грязная перепродажа товара откровенно радикальным группировкам магов-отсутпников, храмовникам, отколовшимся от церкви,а так же... Самым тревожным было то, что большие партии лириума отправлялись через перекупщиков на поверхности (о чём высокопоставленный клерк сознался когда его начали пытать раскалённым прутом) в Теринфаль, Вал Руайо и другие гарнизоны Красных Храмовников. Очевидно, что уже там лириум подвергался обработке и подпитывал красные воинства. Через несколько дней у Беатрис де Велюр будут контакты в Хартии, а так же компромат на Торговую Гильдию который можно будет использовать.

Аудиенция у Короля Белена, действительно, не принесла много пользы. Эдукан поручил кому-то незамедлительно и обязательно разобраться в проблеме, но самое главное, что контакт был установлен и уже после приёма, на котором де Велюр смогла произвести на подгорного монарха впечатление, к ней подошёл доверенный человек Белена и передал конверт, там содержались инструкции об отправки сверх секретной корреспонденции через связных короля. Этим можно будет воспользоваться в дальнейшем, а пока тонкие пальца Беатрис постепенно приспасабливались дёргать за ниточки в Орзаммаре. Непривычно, с людьми обычно проще. Охрану посольства усилили, все блюла и напитки сначала пробовали специально обученные люди, все окна были наглухо заперты, а канализация охранялась наравне с покоями леди-посла.

И тем не менее, с момент аудиенции у короля, до того как человек Вальдора передал компромат на Гильдию, на Беатрис совершили семь попыток покушения. Она не находила себе места и чувстовала, что начинает постепенно сходить с ума от паранойи. От предложения короля предоставить надёжную охрану пришлось вежливо отказаться - слишком просто было подменить человека короля на засланного убийцу. Возможно, скоро придёт время бросить на стол одну из козырных карт...

0

12

Г. ВЕРШИЛЬ, ОРЛЕЙ

Скольких бы вооружённых арбалетами головорезов ни нанял Хармонд, сколько бы солдат ни стояло на стенах шале Морво, перестрелять беснующуюся толпу целиком они не смогли бы при всём желании. С другой стороны, никто из собравшихся кметов не хотел попадать в числе тех, на кого хватит болтов. Поэтому призыв Джульетты к переговорам возымел результат, и предоставил возможность разыграть козырную карту, припрятанную в рукаве. Согласно закону Орлея, правящий император, или императрица, при отсутствии возможности разрешить земельный спор между подданными короны, имел право объявить спорную территорию собственностью короны, чтобы предотвратить кровопролитие или даже локальный военный конфликт на землях империи. Именно это и собиралась сделать Джульетта, ибо в способность Морво и Хармонда договориться она не верила. Даже если бы в их двери ломились порождения тьмы верхом на архидемоне, эти двое не примирились бы.

- Переговоры! - выкрикнул кто-то из толпы.
- Пусть знатные сами решают свои проблемы! Мы просто хотим земли!
- Землю для землепашцев! Землю крестьянам Орлея!

Толпа расступилась, пропуская Джульетту к страже. Бойцы на стенах стояли напряжённые, их оружие было взведено и направлено на толпу. Один случайный выстрел мог утопить это шале в крови. Но к счастью, или по милости Создателя, этого не произошло. Леди Морво согласилась принять Джульетту и переговорщиков, выбранных местными в своём шале и это предоставило Джульетте возможность предъявить грамоту ей. Сопротивляться воле Императрицы она не сможет. Осталось только повторить тот же фокус с Хармондом и наконец-то покончить с этой головной болью. Но к нему она явится не в сопровождении полудюжины оборванцев, но с эскортом из шевалье и объявит волю императрицы. Но всему своё время, впереди был долгий и неприятный разговор...

0


Вы здесь » Dragon Age: A Wonderful World » Тяжёлая реальность » [20.12 9:42 ВД] Orlais Reconquista