Игровое время - 9:43 ВД, месяц Верименсис
— Администрация: Вирейнис, Дариус, Дориан, Мариан

Рейтинг форумов Forum-top.ru
04.01 9:43 Четырёхсторонние переговоры между Орлеем, Тевинтером, Ферелденом и Инквизицией
20.12 9:42 Лже-императрица Селена отправляет своих послов в различные уголки Тедаса
15.12 9:42 Ваэль и Хоук пытаются решить разногласия мирным образом
Поэтому леди Монтилье сейчас в Джейдере, в томительно долгом ожидании предстоящих переговоров с Орлеем и Ферелденом. Разговор будет долгим и сложным, но послу было не привыкать к каким-либо сложностям. Тем более, она пережила Роммель, что уже можно назвать достижением. © Жозефина Монтилье
Календарь
1 Зимоход | Верименсис
2 Страж | Плуитанис
3 Дракконис | Нубулис
4 Облачник | Элувиеста
5 Волноцвет | Молиорис
6 Джустиниан | Фервентис
7 Утешник | Солис
8 Август | Матриналис
9 Царепуть | Парвулис
10 Жнивень | Фрументум
11 Первопад | Умбралис
12 Харринг | Кассус

Dragon Age: A Wonderful World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: A Wonderful World » Тяжёлая реальность » [01.01 9:43 ВД] Сладость победы


[01.01 9:43 ВД] Сладость победы

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

СЛАДОСТЬ ПОБЕДЫ

Уровень сложности: лёгкий
◈ Все желающие, кто может принять участие (позже будет список) ◈
https://i.imgur.com/nFcNm6c.png
» Морозные горы, Скайхолд ⌔ Безветренно, идёт лёгкий снег, периодически сквозь тучи проглядывает солнце « 
♛ Game-master (Viraenis Lavellan)


«Год, когда мы отвоевали своё. Год возрождения. Год радости».

[align=center]Дальнейший рост Бреши остановлен, по крайней мере на какое-то время. Впервые за долгое время чёрные облака над югом Тедаса прорезают робкие лучи зимнего солнца. И Первый День нового года становится тем праздником, что должен на фоне недавней победы лишь укрепить связи между союзниками по несчастью.

0

2

Казалось бы, в лёгких прикосновениях кисточки, владелица которой опытными движениями наносила на кожу эльфийки макияж, не было ничего такого криминального — мадам де Фер, несмотря на свои ранения, настояла на том, что Вестница Андрасте должна была выглядеть презентабельно, учитывая столь радостный повод. Вот только каждое прикосновение кисточки к коже лишь больше раздражало потрошительницу, напоминая истинную причину, по которой Железная Леди решила разукрасить долийку, как эдакую куклу.

«Цветик мой, что вы творите со своим лицом?»

А какой ещё вопрос Вивьен могла задать, застав воительницу за весьма странным занятием, а именно — за попыткой что-то старательно отковырять от собственного лица. Благодаря магии, кровавых полос видно не было, да и лицо Лавеллан оставалось всё столь же безупречно чистым… на первый взгляд. Потому что Вивьен уже поработала. Потому что сейчас слои особого состава аккуратно скрывали менее заметные для остального мира последствия попытки запечатать Брешь снова.

«— Хмм… их определённо раньше не было.

— После Бреши появились. И не только здесь.

— И поэтому вы пытались себе содрать лицо, цветик мой? Так не годится.

— Маску я носить не собираюсь.

— Это и не потребуется. К счастью для вас, прогресс не стоит на месте, милочка.»

Чешуйки на её теле были и раньше. Ну, как чешуйки — то, что было на локте левой руки, чешую определённо напоминало, но это ровно так же можно было списать на ороговение кожи, периодически происходившее практически у всех, кто не мог похвастаться большим достатком и возможностью кожу смягчать маслами и мазями. Орлесианские модницы точно были от подобного свободны.

Сначала ничего необычного — просто болела рука после того количества магической энергии, что через неё было направлено, в то время как в районе рёбер приятно напоминал о себе кровавый цветок ранения. Не слишком серьёзно для потрошителя, способного и с более тяжёлыми ранениями продолжать сражаться, но также напоминание, что полностью невредимой из той битвы Вирейнис не вышла.

Но потом начались изменения. Долийка уже настолько привыкла к своему облику, не отличавшемуся изящностью и привычностью для большинства, что даже не сразу заметила общее потемнение на левой руке — складывалось впечатление, что она попросту перепачкалась в тёмной краске, въевшейся настолько, что окончательно вымыть её было попросту невозможно. Но руку можно было спрятать в перчатке, под рукавом или плащом — чего там, Вирейнис уже так постоянно делала, не желая щеголять когтистой пятернёй, отливавшей зеленью магического свечения. Но вот лицо… лицо было слишком заметно.

Сначала их было немного. Крохотные зеленоватые пятнышки, которые большинству было толком и не заметить на фоне не менее зелёных татуировок… разве что пятнышки эти поблёскивали на свету, отливая тем лоснящимся металлическим светом, столь прелестно игравшим на телах драконов. Вот только в том-то и дело — тут эти треклятые чешуйки были на теле эльфийском, и тело это было крайне недовольно тем, что с каждым днём их постепенно становилось больше. Они аккуратно пробивались в районе глаз, уходя в сторону висков и ушей — как оказалось, за ушами они тоже появились. И то, чему стала Вивьен свидетелем, был уже не первый случай: просто столь минорные травмы на потрошителе заживали даже лучше, чем на собаке.

— Вот и всё. Взгляните на меня, цветик мой.

Негромко выдохнув, Лавеллан открыла глаза и уставилась на орлесианскую чародейку, что с критикующим выражением на лице рассматривала свою работу, дополнительно ухватив воительницу за подбородок и заставив ту головою покрутить.

— Будь у нас побольше времени перед торжеством, я бы придумала нечто более изысканное. Впрочем, я думаю, что подходящий наряд отвлечёт взгляды от вашего лица и вероятных… неровностей на нём.

Неровности… так это теперь называлось. Нет, конечно, Вивьен такта было не занимать: сколь бы холодной и сдержанной орлесианская чародейка ни была, она как минимум сумела уловить дискомфорт в общем поведении долийки по поводу столь внезапного события. Будешь тут испытывать дискомфорт, когда понимаешь, что сделала очередной шажок к той грани, за которой не останется Вирейнис Лавеллан, Вестницы Андрасте и всего того, чем была потрошительница известна. Потому что за той гранью останется лишь бешеный зверь, которого по-быстрому надо прикончить, пока дел не натворил.

— Так понимаю я, что выбора мне не давали? Не шибко я желанием горю на празднества идти, — мрачно ответила долийка, совершенно не разделяя того энтузиазма, с которым орлесианка продолжала чуть ли не порхать по обширной комнате. Казалось бы, не так давно ей чуть было ногу демоны не оторвали, а она почти что не хромает… или ходит так, что это вовсе незаметно.

— Нонсенс, цветик мой. Если бы не вы, этого праздника не было бы вовсе. Вы — героиня этой истории и мир желает видеть вас во всей красе.

Героиня. Ещё один демонов титул, почти что наравне с отвратительностью «символа». Услышь сейчас Валериан подобные слова, так тут же бы иль рожу скривил недовольную, или же расхохотался бы, а после бы бросил столь меткое и простое «я же говорил». Герои долго не живут, символы горят похлеще хвороста и это всё при том, что долийка никогда не хотела быть героем… вот только роль ей всучили без всяких расспросов, геройствуй и всё тут.

Это должно было быть простенькое задание — разведать, что задумали люди на Конклаве, а потом со всей информацией вернуться к Хранительнице, а не… а не спасать весь это грёбаный мир от орды демонов и безумного порождения тьмы. Вернуться, а не разгребать всё то дерьмо, что устроили люди своими распрями. Вернуться, а не стать символом для сраных андрастиан, когда для тебя что Андрасте, что Создатель — звук пустой. В итоге же боль, разочарование, злоебучая Метка на руке и груз ожиданий большей части мира, что лишь подкреплялось «весёлыми» временными скачками.

Как же, наверное, легко жить тем, кто с лёгкостью сбрасывает с себя ответственность, кто может попросту развернуться и сбежать, плюнув на всё, будь то грядущая погибель всего мира или же банальное обещание славы. Вот только если мир погибнет, бежать уж будет некуда.

Принесённое парадное облачение эльфийка на себя натягивала совершенно механически, уж слишком углубившись в собственные раздумья. Роскошный шёлк, золото, да даже плащ с меховою оторочкой… всё это сейчас ей казалось столь далёким, словно бы это не её пытались вырядить, словно девку на выданье. Потому что никакая одежда не изменит реальности: Брешь всё ещё существовала, пускай теперь сквозь тучи периодически проглядывали робкие лучики света, которым даже самые стойкие солдаты радовались порой, словно дети сладостям. Потому что приветливые лица, радостные оклики и всеобщее почитание, с которыми долийка встретилась, выйдя в новых одеждах в пиршественный зал, всё ещё не сулят избавления. Ведь...

Сердце Бреши всё ещё пульсировало и мир всё ещё был на грани, пускай нога его уж не занесена над пропастью отчаяния. И всё потому, что Лавеллан была слаба.

«Сила. Мне нужно больше силы…»

[icon]https://i.imgur.com/whxQkVb.png[/icon]

Подпись автора

From those who've fallen
to those who rise
A prayer to keep us
ever by your side
An undying promise
that we just might
Carry on in a song

https://i.imgur.com/0a3eUy0.gif

https://i.imgur.com/szoI5wV.gif

https://i.imgur.com/y0TvcEh.gif

Pray don't forget us, your bygone kin
With one world's end
does a new begin
And should our souls scatter unto the wind
Still we shall live on

0

3

Инквизиции и союзным войскам пришлось нелегко, но к этому все были готовы заранее. Были погибшие, тяжело раненые, кто-то и вовсе стал калекой.
Среди братии пришедших в Скайхолд андерцев были только последние два варианта, и тому был рад Адальфус, что не очень ловко собирался на маленький пир во время Мора. Никто не погиб из его с Гриффитом подопечных, но получили они прилично. Что там говорить, сейчас мужчина очень еле-еле натягивал свои цветные тряпки из-за поврежденной руки. Ей ещё только предстоит зажить полностью, а пока что на ней оставались ужасные шрамы ожогов. Челюсть же зажила, и это было лишним поводом порадоваться – хоть не придётся сидеть мрачной тенью где-то в стороне без возможности отпраздновать со всеми.
- Ей, ты там скоро?- за дверью приглушенно звучит Йозеф, в голосе которого звучало определённое недовольство.- Если не можешь сам одеться, то я сейчас дверь выбью и помогу насильно.
- Я почти!- приходится немного повысить голос, чтобы целитель его отчётливо услышал.- И не надо уничтожать казённое имущество Инквизиции, ибо нам же и придётся отрабатывать.
За дверью были слышны голоса и других андерцев, из-за которых робкая улыбка появилась на обычно безэмоциональном лице. Живы, пусть и побиты. Брешь стала меньше и теперь не была такой большой угрозой, злым роком нависающей над всем Тедасом.
Короткая передышка была нужна для всех.

Красно-фиолетовые многослойные одежды с парой драпировок из добротной, пусть и дешёвой ткани, парочка украшений на уши и шею - чародей выглядел вполне себе хорошо, даже немного помолодел на вид. А, может, дело было в отсутствующем шраме на пол-лица?..
Но рисовать на своём лице хоть что-то доверил только чутким рукам Тилл и Кхорны, что активно начали спорить насчёт цвета. Руки у самого мага пока были слишком трясущимися, если он брался за какую-то мелкую работу. Так что пока даже фигурки вырезать не был в состоянии. Хотя, одну всё-таки сделал и припрятал где-то в складках одежд.
- Фиолетовый сюда подойдёт идеально, а красный будет выглядеть так, будто он кого-то убил и кровью измазался.
- Так в том и смысл! А с фиолетовым он будет смотреться так, словно его побили!
Адальфус только глубоко вздохнул, чуть морщась от этих перекрикиваний между девушками, пока те решили бросить монетку, дабы решить спор без драки.
В итоге глаза покрасили всё-таки в красный.

Зал был полон до отказа, но найти себе уголок Призраки смогли, и каждый устроился по-своему. Кто-то даже использовал бочку для того, чтобы хоть куда-то сесть. Этим кто-то оказался сам энтропист, что уступил места за скамьями и стульями Бернхарду и Кхорне. Им было нужнее. Чисто андерский уголок на этом пиршестве и празднике жизни. Все довольно оживленно переговаривались между собой, пока на фоне играла музыка. Чародей даже трубку свою на курил по обыкновению. Зачем сдерживать эмоции на таком празднике?
-.. ей, Ада, я с тобой разговариваю!- Гриффит пощёлкал пальцами перед лицом задумавшегося мужчины, и тот наконец-то отмер, поняв только сейчас, что ему пытались что-то сказать.- Как насчёт спеть или станцевать? Я приглашаю тебя.
- Гриффит, я конечно всё понимаю, даму сердца ты себе так и не нашёл, но, может, не надо её заменять моню?
Призраки все попадали со смеху, покуда храмовник очень удивленно и смешно краснел.
- Ада, мать твою!..
- Не поминай мою мать плохим словом, а то язык парализую.

- Это нападение на храмовника!
Но оба мужчины во время разговора широко улыбались, хитро прищурившись. Потолкали друг друга локтями и на том успокоились, после чего подняли головы в сторону шума.
- О, кажется Вестница наконец-то вышла к людям,- отозвался Бернхард, постукивая по полу деревянной ногой. И он оказался прав - где-то среди толпы показалась несколько возвышающаяся над большинством гостей эльфийка.
- Выглядит она...весьма внушительно,- Тилл подперла голову рукой, опираясь о стол,- И очень печальной.
- Или просто уставшей от такого внимания,- ответил ей Берн, посматривая на обступающую Вестницу толпу,- Не в своей тарелке дева, ой не в своей.
- Может, её оттуда выкрасть?.. Ада, ты куда?
А Адальфуса уже и след простыл, только трубка на бочке говорила о том, что он сидел здесь совсем недавно.
Обойти толпу оказалось довольно легко, как и пробраться сквозь неё к Вирейнис. Имя звучало странно и несколько необычно, но кому ещё говорить о необычности.
- Госпожа Лавеллан,- говорит тихо и отчётливо маг, сверкая сапфиорвыми глазами в полутьме зала, протягивая руку эльфийке,- Позволите Вас украсть в наш скромный уголок?..

Подпись автора

Sons of god and sacrament
The night we're dying for
By the call of pyromania
Bring fire into war

https://sun9-56.userapi.com/impg/H2KCqz1DFXGX88odzThmTq2lCascS2F6cYYSLA/zP345QzjFW8.jpg?size=150x100&quality=96&sign=05f2a8c73d605d4266bc96cdc1ead012&type=album

https://sun9-61.userapi.com/impg/PctxsZDrpVRezEQ-AY6wg3L202SAfqvBM9QZ1Q/Om9wszmt0q8.jpg?size=250x100&quality=96&sign=0e88fa49c8938f6f7b2bf1286da37124&type=album

https://sun9-6.userapi.com/impg/10pxtb2seZmUOpfhdwupu-JbT12OrJdefX8fLw/Let-0KbSY5o.jpg?size=150x100&quality=96&sign=7c88c1f80c7be9c9f036fd5e4abac10e&type=album

Rest in flame by testament
At midnight we return
Raise inferno for the living
The grail of life we burn


+1

4

Вокруг улыбки, веселье, музыка, воздух полнится запахами свежей еды и этого удушающе сладкого парфюма, которыми некоторые орлесианцы чуть ли не обливаются с ног до головы, лишь бы заглушить не самые приятные запахи вспотевших в тяжёлых праздничных костюмах тел. Да, несмотря на то, что Скайхолд торчит в натуральных, мать их, горах, да и размерами это место похвастаться может колоссальными, — уж по долийским мерам точно — в главном зале жарко. Или это просто так душно от всеобщего внимания? Высокий воротник, будь он трижды проклят… жёсткий такой, узорчатый, расшитый золотом и тугой настолько, что и глотать в нём тяжко. А может, он просто кажется таковым из-за чуть ли не всеобщего внимания, что льётся на Вестницу со всех сторон.

И от этого потопа хочется бежать куда подальше… но нет. Нужно остаться. Вежливо улыбаться, стараясь не скалиться во все клыки. Кивать с выражением благодарности на лице, надеясь, что не затащат в очередной разговор или хотя бы перестанут смотреть во все глаза, как на диковинного зверя — ведь того и гляди тогда заметят сокрытые под маскирующим составом чешуйки на лице. Начнут переговариваться так громко, что шёпот превратится в оглушительный крик. Дикому зверю не место в цивилизованном обществе — здесь он должен находиться на цепи или же танцевать на потеху тем, чья монета звенит громче. И сейчас этот дикий зверь носил лицо женщины, чьё имя уже начинают забывать. Вирейнис Лавеллан? Нет, не знаем. Вестница Андрасте? О да, про неё мы слышали. Стыдно признавать, но в очередной раз хочется сбежать подальше от этого, или хотя бы найти в этой толпе тех, кто может себя так же чувствовать неуютно — Кассандру или Каллена или быть может кого-то из парочки тевинтерских генералов. Тот же Люций после тренировочной дуэли пусть и оставался по большей части лишь знакомым для Вирейнис, но уже был куда ближе всех тех, кто так радостно готов был чуть ли не бухаться ей в ноги, вознося благодарные похвалы. Найти хоть кого-то, кто мог понять.

Негромкий отчётливый голос сбоку заставляет и без того взвинченную женщину резковато обернуться, неосознанно для себя хмурясь и немного выпуская клыки — словно хищник, которого застали во время охоты… или же загнанный зверь, которому только и остаётся, что попытаться напугать чужака своим видом. Но нет, это вроде бы не очередной вельможа, да и лицо знакомое — кажется, они вместе шли под Брешь не так давно. Всех имён женщина ещё не знает, но даже такой боевой товарищ лучше, чем толпа долбаных благожелателей, гори они все зелёным пламенем. Слова, которые этот человек произносит, доходят до перегруженного окружающей обстановкой разума не сразу.

— Украсть? — Вирейнис хмурится, не совсем понимая, что именно ей предлагают, и лишь через несколько мгновений обращая внимание на протянутую руку. Кажется, Вивьен что-то такое говорила про танцы во время их небольших обсуждений этикета шемленского общества — вон там даже какие-то пары тихонько кружатся ближе к центру зала под достаточно приятную ненавязчивую музыку. — Прощения прошу, но не танцую я. Мои… раны того не позволяют.

Брехня, конечно же, но ведь не каждый это знает, а поход под Брешь совсем недавним был. Целыми и невредимыми оттуда вышли очень немногие…

Слова-то дошли и то не сразу. Смысл — ещё позже.

— Или… танцевать вы не предлагаете.

[icon]https://i.imgur.com/whxQkVb.png[/icon]

Подпись автора

From those who've fallen
to those who rise
A prayer to keep us
ever by your side
An undying promise
that we just might
Carry on in a song

https://i.imgur.com/0a3eUy0.gif

https://i.imgur.com/szoI5wV.gif

https://i.imgur.com/y0TvcEh.gif

Pray don't forget us, your bygone kin
With one world's end
does a new begin
And should our souls scatter unto the wind
Still we shall live on

0

5

Узкие глаза щурятся, когда мужчина смотрит на стоящую перед ним Вестницу. Не желает она такого внимания к своей персоне.
Хочет спрятаться, и это видно по напряжению в её теле, хочет уйти от взоров, прикованных к ней - то заметно во взгляде, что пытался найти выход, осматривая залу, полную гостей. Будто зверь дикий на базаре в клетке, что напуган и желает только оказаться где-нибудь далеко, в родной среде. Перед ней толпа из различных аристократов, по большей части Орлея и Ферелдена, но иногда мелькали на грани видимости и тевинтерские высшие чины. Но те хотя бы не смотрели прямо в рот несчастной, в отличие от южан.
Маг по-птичьи наклонил голову в сторону, приподняв уголки губ, обозначив так улыбку легкую, скорее успокаивающую. Да, все ещё не привык он к отсутствию шрама, но тут поможет только время. Нужно попробовать её поддержать немного, приободрить.
- Танцы я Вам не предлагаю, frau. К сожалению, староват я для подобного, да сам ещё не полностью поправился, чтобы с кем-то в паре кружить по залу. Тем более, я наслышан о Вашей силе, так что боюсь немного сломаться.
Басисто смеётся, тихо, но при том голос его звучал достаточно отчетливо, будто ему и не нужно было никогда повышать тона, чтобы быть услышанным даже в таком шуме. Не хотел он своими словами обидеть эльфийку, вовсе нет, но юморок у него всегда был странным. 
В свете люстр и множества свечей он больше походил на лису, принявшую человечий облик…. или на хитрого пакостника Фен`Харелла из доллийских легенд. В особенности сильно это видно по глазам совсем не человеческого цвета, что выражали куда больше, нежели его лицо в целом.
- Я предлагаю Вам помощь в том, чего Вы сейчас желаете. Конечно, совсем из замка сбежать не выйдет, но скрыть на время в уголок к моему отряду я способен.
Его присутствие в толпе вельмож будто и не было замечено, что шло чародею только на руку. Он подмигивает Вирейнис и на некоторое время скрывается из виду, слившись с общей массой людей из-за своего не самого выдающегося роста, но он шёл только на пользу. Да, если приглядеться, то было видно мелькающую макушку мага, но за шляпами и париками дам и господ, с огромными украшениями и перьями, он оставался невидим для потрошительницы.
Людей легко отвлечь, если надавить на нужные точки, и это мужчина знал прекрасно. Нужно было всего-то пустить шепоток на какую-то тему, что могла отвлечь  присутствующих - и все, они загораются новой мыслью. Кто-то ушёл в поисках генерала Резерфорда, что был жестоко покалечен в бою, но при этом не отлеживается сейчас в больничном крыле, а находится где-то здесь, кто-то же пошёл на поиски невероятных антиванских тарталеток со вкусом страсти и смерти. Конечно, все это было вымыслом, но кто же докажет, ведь слухи разлетаются быстрее пепла от пергамента.
Главной задачей сейчас было убрать хоть какую-то часть толпы, чтобы можно было вывести Лавеллан максимально незаметно.
- Что ж,- мужчина снова появляется неподалеку, не выделяясь из общего окружения, но при том разительно от него отличаясь своими одеждами, что при более близком рассматривании оказываются местами выцветшими и потертыми. Сразу было видно, что носилось годами с любовью и всей возможной аккуратностью,- кого-то я отвлечь смог, но это ненадолго. Так что…
К Вирейнис снова протягивают руку, даже на вид грубую от мозолей и шрамов, в приглашающем жесте. Мужчина делает легкий полупоклон, и коса длинных рыжих с проседью волос спадает на плечо.
- Выбирайте: оставаться здесь, не доверившись какому-то странному незнакомому шемлену, или же рискнуть и убежать от того, что Вам так не нравится. Я жду только Вашего ответа, frau.

Подпись автора

Sons of god and sacrament
The night we're dying for
By the call of pyromania
Bring fire into war

https://sun9-56.userapi.com/impg/H2KCqz1DFXGX88odzThmTq2lCascS2F6cYYSLA/zP345QzjFW8.jpg?size=150x100&quality=96&sign=05f2a8c73d605d4266bc96cdc1ead012&type=album

https://sun9-61.userapi.com/impg/PctxsZDrpVRezEQ-AY6wg3L202SAfqvBM9QZ1Q/Om9wszmt0q8.jpg?size=250x100&quality=96&sign=0e88fa49c8938f6f7b2bf1286da37124&type=album

https://sun9-6.userapi.com/impg/10pxtb2seZmUOpfhdwupu-JbT12OrJdefX8fLw/Let-0KbSY5o.jpg?size=150x100&quality=96&sign=7c88c1f80c7be9c9f036fd5e4abac10e&type=album

Rest in flame by testament
At midnight we return
Raise inferno for the living
The grail of life we burn


+1

6

Остаться в окружении знати, военных и простых людей, что с готовностью называли её Вестницей Андрасте? Что с радостью готовы были пасть ей в ноги и возносить хвалу, лишь бы она им помогла, спасла, пожертвовав своей личностью, своей индивидуальностью, чтобы осталась лишь столь желанная ими Вестница? И плевать, что уши острые, что клыки длинные, что ногти больше походят на звериные когти и что вообще перед ними дикарка неотёсанная, на которой белый шёлк с золотой вышивкой смотрится так же чуждо, как белая ворона среди чёрных? В окружении всех тех, от чьего отношения к горлу подступает отвратительный комок тошноты и лишь усилием воли его можно проглотить. Вроде и лицо не потеряла, а во рту гадко…

Или же сбежать? Не то чтобы прям с незнакомцем — человека, с которым сражаешься бок о бок априори незнакомцем уже трудно называть, ибо порою одна битва связывает узами покрепче, нежели многие годы сосуществования бок о бок. Звучало это предложение воистину заманчиво — забыть про все тревоги и плевать, что видеть Вирейнис тут все ожидают, потому что герой же. Вестница же.

«Вестница-хуестница…»

Была только одна маленькая проблема: Вирейнис не сбегала. Она не сбежала тогда, когда Ганник погиб от её руки в издевательской проверке силы; она не сбежала тогда, когда судьба с ехидной усмешкой вручила ей отвратительно-зелёную метку на руке и судьбу чуть ли не всего мира; она не сбежала тогда, когда Кассандра чуть ли не заточила её по возвращении — прогулка с Варриком к медведю за побег не считалась, — то… Творцы всемогущие, она не сбегала от куда более серьёзных проблем, хотя это было бы проще. Она продолжала идти вперёд, стиснув зубы и готовясь принять очередной удар судьбы, хотя гораздо легче было бы развернуться и уйти прочь, и плевать, что в скором времени бежать будет попросту некуда. А тут какая-то кучка шемленских вельмож и подобострастных поклонников.

Они были отвратительны. Но побег своей заманчивостью был ещё хуже. Если в других случаях побег, по сути, способен был лишь отсрочить неизбежное, то нынешняя ситуация в сравнении с неизбежностью была лишь сиюминутным желанием, мгновением слабости… А показаться слабой в глазах всех этих людей не только претило гордости эльфийки, но и грозило тем, что Вивьен попросту отгрызёт ей ухо во время очередного этикетного чаепития. И потому…

— Бежать не собираюсь я, — немного резковато ответила она, вперив резко ожесточившийся взор зелёных глаз в собеседника, который пусть и предлагал возможность продохнуть, но… был свободней её. Мог вздохнуть полной грудью без мысли о том, что за каждым этим вздохом кто-то да следит, а то и вовсе осуждает. Как же она… завидовала этому человеку сейчас, — Но не откажусь вдохнуть поглубже воздух не столь спёртый. Коль в месте том, куда идти хотите вы, не столь силён духов сих аромат, то я пойду. Сама. Так что ведите.

И недвусмысленно она бросает взгляд на протянутую руку — безусловно, этот человек наверняка хотел проявить изящество и такт, придя на помощь даме в беде, что часто так встречаются в фольклоре того же Орлея. Но быть дамою в беде Вирейнис не собиралась. Воином, который от помощи не откажется — быть может, но не той, кого нужно спасать. Не сейчас. Не снова. Уже побывала, уже наглоталась яда и чуть не загрызла учителя в попытке выжить. Никогда вновь.

[icon]https://i.imgur.com/whxQkVb.png[/icon]

Подпись автора

From those who've fallen
to those who rise
A prayer to keep us
ever by your side
An undying promise
that we just might
Carry on in a song

https://i.imgur.com/0a3eUy0.gif

https://i.imgur.com/szoI5wV.gif

https://i.imgur.com/y0TvcEh.gif

Pray don't forget us, your bygone kin
With one world's end
does a new begin
And should our souls scatter unto the wind
Still we shall live on

0

7

- Иногда нужно тактическое отступление для того, чтобы перевести дух и с новыми силами идти в бой, frau. А запах парфюма некоторых господ и вправду может заставить даже самых крепких пасть… В нашем уголке пахнет только едой и выпивкой, ну и совсем немного лекарствами, но это не так страшно.
Адальфус без лишних слов убирает протянутую руку за спину, будто поддерживая её, после чего разворачивается на месте и идёт чуть впереди Вестницы мимо гостей, некоторым показывая жестом или взглядом что не стоит её сейчас беспокоить. Даже главному лицу праздника нужно отдохнуть от излишнего сейчас внимания.
Походка мага тверда и даже больше походит на солдатскую, хотя опытному взгляду будет заметна легкая хромота на правую ногу, что больше похожа на последствие от уже давно зажившей травмы. Да и несколько заметных шрамов на лице, шее и руках были явно получены во множестве стычек и битв.
- Ох, мои манеры,- мужчина хлопает себя ладонью по лбу, будто что-то вспомнил, после чего повернул голову в сторону, искоса посмотрев на эльфийку,- совсем уже старым дураком становлюсь, прошу простить. Меня зовут Адальфус из Хоссберга. Искренне рад с Вами наконец-то познакомиться, frau Вирейнис.
Никакой притворной вежливости или же попыток расшаркаться перед Вестницей не было в его словах и действиях. Мало кто верит обычно в искренние порывы души и простое желание кому-то помочь, но этот маг был таким, и для кого-то подобная искренность может быть шокирующей, даже странной.
- Призраки,- окликнул он всех таким же тихим в сравнении с общим гамом в зале голосом, но народ поднял взгляды на подошедшего чародея. На их лицах сияли улыбки, пусть и уставшие, но искренние. Все-таки прошло ещё не так много времени с тех пор, как они вернулись, так что многие ещё восстанавливали силы,- frau Вирейнис согласилась побыть некоторое время с нами, так что ведите себя прилично, прошу вас.
- Ада, ты будто бы нас не знаешь.
- Знаю, Бернхард, поэтому и прошу.- Спокойно ему отвечает маг, на что сам Берхард обиженно надул щёки, из-за чего недалеко сидящая темнокожая эльфийка звонко хихикнула.
Чародей тихо вздохнул, прикрыв ненадолго глаза, после чего повернулся к Лавеллан, и во взгляде его выражалось только одно “простите за этот бардак”.
- Вирейнис, это Пустынные Призраки, мой отряд. Ребят, представьтесь.
- Здравствуйте! Я Бернхард,- сразу же чуть ли не подлетает с места юно выглядящий мужчина, блестя ярко-голубыми глазами,- очень приятно Вас встретить так близко!
- Сиди на месте, чтоб тебя,- куда более старый на вид мужчина, чьи волосы уже давно поседели, а лицо покрыла сетка морщин, одернул слишком уж активного Берна обратно,- то, что ты себя хорошо чувствуешь не отменяет твоей травмы,- он поворачивает голову в сторону Вестницы и кивает той в знак приветствия,- Йозеф Эммерих.
- Мориц,- говорит мужчина, больше похожий на ривейни, что был пока самым тихим и неприметным человеком в группе,- рад познакомиться.
- Меня зовут Тилл,- отвечает та самая эльфийка, до того тихо хихикавшая над другом,- и я очень рада встретить кого-то из других эльфов.
- А я Кхорна. Рада встрече,- подаёт голос девушка с странными серьгами в ушах и туго сплетенными тонкими косами, что продолжает невозмутимо почесывать сидящую у неё на плече сову.
- Гриффит, второй лидер этого бардака,- со своего места встаёт мужчина с каштановыми волосами, собранными в косы, аккуратной бородой и хитрющими зелёными глазами с тонким светящимся вокруг радужки голубым кольцом, которыми смотрит будто в самую душу. Все они одеты в примерно такие же одежды, как и Адальфус, разве что отличались цвета, узор вышивки и фасон. Тот же Гриффит был одет в цветах андрастианской церкви, а на тканном поясе был изображён символ храмовников.
- И мы все очень рады с Вами познакомиться. Садитесь, выпейте с нами, а мы, быть может, смотрем развлечь. Уж историй у нас предостаточно.
В тот же момент Бернхард и Кхорна, опираясь о стол, попытались встать, дабы освободить место, но их усадили обратно.
- А ну сидеть на месте, калечные,- Йозеф дал парню легкий подзатыльник, так как только до него и дотягивался,- вот уж кому, а вам сидеть надо.
Рыжий чародей тем временем указал Вестнице на свободное место, после чего обошёл стол, сев на бочку, предварительно убрав с неё трубку.
- И, пожалуйста, если будете рассказывать истории, то давайте более адекватные, нежели обычно.
- А, то есть про то, как ты у нас играл Андрасте на одном из праздников, не стоит говорить?
- Гриффит…
И только храмовник начал ехидно смеяться, как Адальфус сделал легкий жест рукой, и магический порыв ветра опрокинул кружку прямо на незадачливого шутника.
- Ада, чтоб тебя…!
- Не стоит устраивать грязные инсинуации против меня, Эхиопсис. Я беспощаден в своей мести.
Пусть голос и был спокоен, но вот взгляд был полон неприкрытой радости от мести. Маг спокойно взял со стола свою кружку и отпил совсем немного, сразу же отставив в сторону.
Тилл, что в какой-то момент отошла в сторону шумной толпы, быстро вернулась с кружкой, в которой было что-то явно алкогольное. Может, взяла что-то первое, что попалось ей под руку, и принесла это Вирейнис, поставив на стол рядом, после чего тихо удалилась обратно на своё место, не сказав ни слова.
- Ада, Гриффит, может перестанете хоть при frau себя вести как давно женатая парочка?- подаёт голос Бернхард, чей пьяный румянец на щеках и носу придавал ему ещё более юный вид.
- А ты не завидуй, Штрудель,- отвечает храмовник, пока снимал с себя промокшую ткань, благо слоёв в одежде было много, так что это не было большой проблемой.
- О, так мы женаты? Гриффит, почему я не в курсе?
- Потому что у тебя уже старческий маразм, Ада, и ты уже многого не помнишь.
И только удачное стечение обстоятельств сделало так, что у энтрописта под рукой не было никаких предметов, которые он мог бы кинуть в голову незадачливому шутнику, а трубку было жалко.
- И вот так каждый раз…хоть что-то не меняется,- то ли себе, то ли сидящей рядом Вирейнис говорит Мориц с лёгкой улыбкой,- хей, народ, может принести ещё еды и выпить?
- Это прекрасная идея. И принеси побольше выпечки!
- Штрудель, тебя скоро мы не носить будем, а катать как бочку, если ты будешь есть столько сладкого,- ривейни встал с места, всё с той же улыбкой смотря на ещё больше покрасневшего мага, после чего повернулся к Лавеллан,- а Вам что-нибудь принести, frau?

Подпись автора

Sons of god and sacrament
The night we're dying for
By the call of pyromania
Bring fire into war

https://sun9-56.userapi.com/impg/H2KCqz1DFXGX88odzThmTq2lCascS2F6cYYSLA/zP345QzjFW8.jpg?size=150x100&quality=96&sign=05f2a8c73d605d4266bc96cdc1ead012&type=album

https://sun9-61.userapi.com/impg/PctxsZDrpVRezEQ-AY6wg3L202SAfqvBM9QZ1Q/Om9wszmt0q8.jpg?size=250x100&quality=96&sign=0e88fa49c8938f6f7b2bf1286da37124&type=album

https://sun9-6.userapi.com/impg/10pxtb2seZmUOpfhdwupu-JbT12OrJdefX8fLw/Let-0KbSY5o.jpg?size=150x100&quality=96&sign=7c88c1f80c7be9c9f036fd5e4abac10e&type=album

Rest in flame by testament
At midnight we return
Raise inferno for the living
The grail of life we burn


+1

8

Ушли они, конечно, не сильно далеко — наполнявшие главный зал звуки и запахи слышны были и здесь, постоянно напоминая о том, что вот где-то там целое гнездо шемленов, желающих прикоснуться к величию и получить из этого какую-нибудь выгоду. Угождать им Вирейнис не особо хотела, так что в какой-то мере эдакое приглашение на эту маленькую посиделку андерцев действительно позволяло долийке продохнуть.

Вот только даже с этим были проблемы. Оказавшись среди «Пустынных Призраков», что по дружелюбию как минимум с виду не уступали тем же свойским «Боевым Быкам», готовым разделить пинту эля хоть с лордом, хоть с чистильщиком отхожих мест, Вирейнис почти тут же остро ощутила себя… чужой. Как и на всём этом празднике жизни, если так подумать. Кто-то из них был ранен и явно не блистал здоровьем, но… они были счастливы. Они радовались тому, что называли победой у Бреши, тогда как Вирейнис радовалась лишь тому, что они хотя бы дружно не сложили головы и по большей части вернулись целыми.

«Чему вы радуетесь, кроме самой жизни..?» — вопрос этот так и вертелся на языке, но пока что так и не был задан. Вместо этого, Вирейнис взирала на веселье с некоторой… апатией, что ли. Коротко кивая на каждое представление, на каждое полное энтузиазма «рад знакомству». Вивьен наверняка сказала бы, что эти андерцы попросту соблюдают этикет, чему и самой Вирейнис стоило бы подучиться. Проблема была в том, что сама Вестница видела это иначе и несмотря на честную попытку посмотреть на ситуацию под другим углом сделать этого она была попросту не способна. Словно бы что-то внутри мешало ей, как торчавший из земли корень, за который зацепились полы слишком длинной одежды.

Они здоровались с ней, а она в очередной раз видела порядком доставшее её преклонение. Вознесение героя на пьедестал, покуда кто другой со стороны подкладывает побольше сухого хвороста, чтобы в нужный момент костёр с ней в центре загорелся особо ярко. Боги, как же глубоко эти несколько слов вцепились в её душу… или она сама их с такой лёгкостью приняла, несмотря на все попытки хотя бы от части довериться людям, с которыми сражалась бок о бок?

«Андерцы. Помнишь же, что в книгах тех писалось, верно? Что в фанатичности своей потягаться с истовейшими орлесианцами способны… смотри, смотри как улыбаются песчаные гадюки, готовясь первыми тебя забросить на костёр… себя ты не обманывай, наречь тебя второю мученицей им труда-то не составит… как и любым церковникам…»

Усердно старается она хотя бы не скалиться, не хмуриться, чтобы терзающие её переживания не выдавать, а взгляд-то скачет от одного лица к другому, от одного голоса к следующему. И кулаки, сжатые столь крепко, что прикрывающие их новенькие кожаные полуперчатки едва слышно скрипят, тщательно сокрыты под полами длинной накидки, которая сейчас кажется тяжелее груза ответственности за весь треклятый мир. Не вовремя, ох невовремя Зверь начинает в сердце просыпаться, подкидывая тёмные мыслишки… и столь осознанно! Куда осознанней, чем говорил он некогда — ведь раньше он желал лишь крови. Разрушения. Плача женщин и мужчин по тем, чьи жизни Вирейнис должна была оборвать. И если раньше это был бешеный пёс, то теперь пред мысленным взором представало нечто иное. Гладкое. Скользкое. Массивное и голодное, прожорливей десятков и сотен псов.

Но ривейни умудряется вырвать её из мрачного созерцания того хаоса, в который превратился внутренний мирок Вирейнис. Она кивает коротко, на самом деле не сразу даже осознавая, какой именно вопрос задали ей и лишь потом, когда улавливает ожидание во взгляде спросившего, отвечает коротко и весьма отрывисто:

— Покрепче. Чтобы думать не пришлось.

[icon]https://i.imgur.com/whxQkVb.png[/icon]

Подпись автора

From those who've fallen
to those who rise
A prayer to keep us
ever by your side
An undying promise
that we just might
Carry on in a song

https://i.imgur.com/0a3eUy0.gif

https://i.imgur.com/szoI5wV.gif

https://i.imgur.com/y0TvcEh.gif

Pray don't forget us, your bygone kin
With one world's end
does a new begin
And should our souls scatter unto the wind
Still we shall live on

+1

9

Адальфус периодически поглядывал на Вирейнис, почти не прикасаясь к выпивке, ожидая, когда Пантера вернется с чем-то менее...опьяняющим. Он все ещё боялся потерять контроль над собой, так что выглядел менее расслабленным, нежели остальные Призраки.

Судя по её бегающему по ним всем взглядам, доверия в ней не было и грамма, что не совсем удивительно. Всё же, андерцы никогда не считались народом, который спокойно принимает иные верования кроме Белой Церкви. Что-то гложет доллийку изнутри, и это что-то просто так не вырвешь и не развеешь на ветру. Нужно это делать планомерно, спокойно, показывая, что не всё так плохо, как она могла бы подумать. Показать, что здесь собравшиеся не преследуют никаких иных целей, кроме как победы над Корифеем и его приспешниками, а там дальше будет видно. Все-таки настолько далеко загадывать не стоило в любом случае.

Мориц возвращается с несколькими кружками, наполненными до краёв чем-то алкогольным, и расставляет всё на столе, подталкивая каждую к конкретному человеку, зная, кто что пьёт. Вино, светлый эль, пиво - все эти ароматы смешивались в один и даже дополняли друг друга, но среди них все равно очень сильно выделяется одна нотка, явно не алкогольная. Что-то травянистое и с дикими ягодами, и эту кружку подталкивают к энтрописту, что несколько лениво тянется за ней, держа дымящуюся трубку зубами. К общему аромату прибавляется легкая нотка крови, и в этот самый момент Адальфус едва заметно морщится. Все-таки он задел грубой тканью одежд тонкую, только зажившую кожу, но старается не подавать виду. многим из ребят хуже и они не жалуются, так что и он не может. Но вот от кружки Лавеллан веяло явно чем-то крепким, правда, пока не совсем было понятно чем конкретно, и в этом аромате были заметны неизвестные специи.

Ривейни ещё раз отходит, подойдя обратно к столу уже с подносом еды, на которую часть андерцев смотрит весьма воодушевленно. Учитывая, что многие из них долгое время сидели только на лекарствах и каше, то нынешнее раздолье более чем вдохновляло. Конечно, тот же Шрам старался усмирить пыл самых травмированных, боясь за их не совсем крепкое сейчас здоровье, но не запрещал вовсе. Все-таки совсем отнимать хоть каплю радости не стоило.

Чародей развалился на бочке, свесив одну ногу вниз, едва носком сапога касаясь каменного пола, отставив пока кружку в сторону, сделав только пару глотков, пока продолжая пускать в воздух кольца сизого дыма, все ещё следя за Призраками и Вестницей. Последняя явно не разделяла общего вполне приподнятого духа, что могло довольно плохо сказаться как на её состоянии, так и на состоянии войск. Пусть мало кто мог бы так легко угадывать настроение других людей, однако если одно из главных лиц Инквизиции будет настолько безрадостно в такой день... Адальфусу кажется, что это выйдет очень сильно боком. Но вот в чём причина? Не считает, что они сделали достаточно? Думает о том, что сама не сделала чего-либо выдающегося, поэтому считает, что это чествование совершенно незаслуженное?
Стоило как-то показать, что все это не зря, что ей не стоит так грызть саму себя.

- Вообще, если уж мы тут все собрались,- начинает порядком захмелевший Гриффит, поднимаясь со своего места,- предлагаю тост…

- Вот тебе как раз лучше сесть,- мягко, но настойчиво говорит маг, вставая с места, попутно надавив немного на плечо храмовника, так что тот от неожиданности падает обратно.

- А что, Ада, хочешь сказать тост? Давай!

- Давай, Ада!

Чародей поправляет свои одежды и берёт кружку в руку, правда, немного не глядя, так что берёт чей-то алкоголь. Призраки насчёт этого решили тактично промолчать, ожидая, заметит ли энтропист. Правда, тот пока совсем не обращал внимания на то, что что-то идёт не так, едва прокашлявшись, чтобы не звучать слишком сипло.

- Сегодня… мы празднуем победу не в войне, но в битве точно. Битве, что приближает всех нас к тому, ради чего и была создана Инквизиция.- начинает он довольно тихо, но парочка соседних столов обращает на него внимание, прислушиваясь,- Конечно, с нами многих нет рядом из тех, кто пошёл на Брешь и пал, однако не время сейчас для скорби - оно настанет много позже, когда Старший будет повержен и когда скверна будет сожжена дотла с наших земель. Мы будем приближать этот миг, кем бы мы ни были: андрастиане, кунари, тевинтерцы или же доллийцы - все мы живём в этом мире, и только мы сможем его защитить. Этот вечер лишь маленькая передышка перед предстоящими боями, в которых каждый из нас может пасть, так что… пусть сегодняшний вечер будет незабываемым. За нас и за Инквизицию!

- За Инквизицию!

Призраки и парочка столов подняли кружки, сказав это не совсем в один голос, и опустошили разом то, что пили. В том числе и Адальфус, что залпом опустошил почти полную кружку алкоголя, и только сейчас понял, что совершил чудовищную ошибку, когда в глазах его все помутнело, а голову наполнила небывалая до того лёгкость...

Подпись автора

Sons of god and sacrament
The night we're dying for
By the call of pyromania
Bring fire into war

https://sun9-56.userapi.com/impg/H2KCqz1DFXGX88odzThmTq2lCascS2F6cYYSLA/zP345QzjFW8.jpg?size=150x100&quality=96&sign=05f2a8c73d605d4266bc96cdc1ead012&type=album

https://sun9-61.userapi.com/impg/PctxsZDrpVRezEQ-AY6wg3L202SAfqvBM9QZ1Q/Om9wszmt0q8.jpg?size=250x100&quality=96&sign=0e88fa49c8938f6f7b2bf1286da37124&type=album

https://sun9-6.userapi.com/impg/10pxtb2seZmUOpfhdwupu-JbT12OrJdefX8fLw/Let-0KbSY5o.jpg?size=150x100&quality=96&sign=7c88c1f80c7be9c9f036fd5e4abac10e&type=album

Rest in flame by testament
At midnight we return
Raise inferno for the living
The grail of life we burn


+1

10

Поданный напиток она принимает с коротким кивком благодарности и отсутствующим взглядом, устремлённым куда-то в пространство. Пахнет определённо достаточно крепко, чтобы слегка оголодавший желудок даже немного скукожило от осознания того, какую отраву его владелица собирается в него влить и не важно, что у желудка нет мозгов — пускай его сведёт, пускай онемеет вместе с дурацкими мыслями, которые крутились в голове. Мыслями о том, что она недостаточно сильна, что не смогла наконец-то покончить с этой треклятой небесной мандой — как ещё это дерьмо назвать после стольких дней и ночей, что она всем взгляд мозолит? Мир накрылся этим самым местом и тут даже не знаешь, что страшнее: оно самое или всё-таки зловонная задница. Если так подумать… хорошего варианта нет.

Осматривая окружающих, Лавеллан подмечает общее весьма захмелевшее состояние. Кто-то выглядит чуть менее адекватным, а кто-то того и гляди готов будет ползать на четвереньках — Творцы, лишь бы не стали издавать животные звуки, а то на радостях от пары лучиков солнца, прорвавшихся сквозь тучи, некоторые того и гляди с виду готовы были устроить и куда больший дебош. Всё, как и должно быть после большой битвы: празднества, воодушевляющая речь, смех…

Отвратительно. Они готовы были почивать на лаврах уже после одной-единственной успешной битвы! Они должны продолжать идти дальше. Сражаться. Проливать кровь. Заливать ею весь проклятый красный лириум и жечь его, пока не останется даже горстки пепла, и плевать, если вокруг него всё также сгорит дотла!

Вирейнис поспешно делает несколько крупных глотков из кружки, не без удовлетворения чувствуя, как жидкость дерёт ей горло похлеще полюбившегося ей шемленского бренди. Смыть. Смыть эти мысли, затопить их, запихнуть куда подальше, чтобы ни глаза, ни голову не мозолили своим наличием. Напиток проваливается в несчастный полупустой желудок и Вирейнис на несколько мгновений закрывает глаза, выдыхая и погружаясь в полыхающее ощущение внутри. Кровь шумит в ушах в такт ударам сердца, а вокруг глаз… чешется. Чешется так, словно очередные чешуйки того и гляди начнут пробиваться через кожу. Хотя бы дышать стало чуть легче: алкоголь приятней и привычней, чем удушающая вонь духов. Творцы, да она отдала бы всё, лишь бы вместо этого места оказался в банальной захолустной таверне, пропахшей потом, выпивкой, почёсанными кулаками да свидетельством сношения. В «Приюте Вестницы» последних двух определённо не хватало…

Она наконец-то открывает глаза, всё ещё чувствуя немного маслянистый привкус неизвестного пойла на языке. Быстро она, конечно, приняла эту выпивку из чужих рук — за что и отвесила сама себе мысленный пинок: «Уже ль забыла то, как ты не так давно блевала кровью, чуть ли свои внутренности не извергая всем напоказ?» Признаться честно — да. Забыла. Потому что произошло с тех пор достаточно событий, чтобы эти страшные мгновения стереть из памяти. Но даже если бы сейчас Вирейнис в очередной раз сполна глотнула отравы, она бы лишь была благодарна неминуемой кончине. Потому что это лучше, чем слышать радостные крики, восславляющие Инквизицию. Или, что ещё хуже, восславляющие её.

Потому что это лучше, чем превратиться в итоге в полноценное чудовище, пускай и были те, кто готовы были положить конец её безумию, если оно её настигнет. Безумие… этого Вирейнис не хотела. И то, как Инквизицию славили, как готовы были возвести её саму в ранг спасителя, было безумием. Как и то, как она раньше подумывала использовать эту самую славу на благо себе и Народу.

Потому что это невозможно. И Вирейнис, зная это, грустно усмехается себе под нос. Хочет она того или нет, а её ведь затащат. Если не на костёр, то на помост для него, замаскированный под пьедестал.

Подпись автора

From those who've fallen
to those who rise
A prayer to keep us
ever by your side
An undying promise
that we just might
Carry on in a song

https://i.imgur.com/0a3eUy0.gif

https://i.imgur.com/szoI5wV.gif

https://i.imgur.com/y0TvcEh.gif

Pray don't forget us, your bygone kin
With one world's end
does a new begin
And should our souls scatter unto the wind
Still we shall live on

0

11

Захмелевший чародей очень явно покраснел, но пока что старался виду не подавать, пусть мир вокруг начал плясать небывалые хороводы. Опирается на плечо сидящего рядом храмовника, и тот осторожно поддерживает мужчину под спину, не скрывая своей хитрой улыбки. Гриффит, засранец эдакий, все-таки смог заставить мага расслабиться более традиционным способом. Споил проще говоря. Но тот как быстро пьянел, так и обратно быстро становился трезвым, и особенно долго посмеяться не выйдет.
Только вот, заметив темное пятно на одежде, сразу же хмурится.
- Ада, твои повязки.
Говорит он тихо, под общим гулом праздника слышно не было, но потрошительница, сидящая неподалёку, могла услышать этот обеспокоенный тон.
- Кожу содрал, ничего страш…
Мага почти сразу же перебивают, схватив крепко, но очень осторожно за плечо, смотря сверху вниз. Храмовник был ненамного выше, однако нередко пользовался этим, чтобы периодически напоминать магу о том, кто главнее из них двоих.
- Давай отойдем. Тебе надо поменять их.
Адальфус вздыхает, но кивает, после чего оба мужчин отходят в сторону, ближе к одному из коридоров, который больше используют сейчас только слуги.
- Как ты умудрился?
Гриффит снова смотрит на темное пятно крови хмуро, начав быстро сновать в поисках то воды для отмывания крови, то новых тряпиц для перевязи, но уже без целебных мазей. Нужно было дать ранам подсохнуть и зажить самостоятельно.
- Резко рукой дёрнул, с кем не бывает,- спокойно ответил маг, сидя смирно, почти как кукла, особенно не реагируя на манипуляции.
Пока храмовник занимался перевязкой, энтропист снова глубоко призадумался, что едва ли отразилось на его лице даже тенью эмоции, но Эхиопсис заметил. Как всегда замечал.
- Ада, что такое?
- Насчёт Вестницы… Она совсем зациклена на своих мыслях, и это сказывается на всех вокруг. Пусть она и не прям Инквизитор, но одна из важнейших фигур, наравне с командором Калленом и леди послом. Если она не будет уверена в себе и не будет направлена всем сердцем и душой на победу, то окружающие её люди тоже будут не уверены. И что же тогда будет? Надо с этим что-то делать.
- А ты уверен что стоит вообще лезть в это?- Гриффит хмурится ещё сильнее, косо поглядывая на спокойное, как всегда, лицо чародея.- Она может тебя послать куда подальше и вовсе перестанет в народ выходить из-за твоих потуг.
- Но кто тогда вообще что-то сделает?- задаёт резонный вопрос Адальфус,- Надо хотя бы попытаться. Но с чего начать.
- Может, для начала стоит попросту ей, ну, дать расслабиться? Выпить, потравить ей байки, петь вместе песни. Конечно, она доллийка и не совсем чтобы нам может доверять, однако можно дать своими жестами понять что нам все равно. По крайней мере наших самых…нетерпимых здесь нет.
- Да, в этом ты прав. Надо дать ей шанс отпустить себя. Хоть где-то. Но, наверное, лучше было бы с ней устроить спарринг. Она выглядит как та, кому это бы подошло лучше.
- Но мы не можем устраивать подобное на официальных банкетах, Ада. По статусу не положено. Ты у нас все-таки человек уже солидный. И старый.
Маг глубоко вздохнул, закатив глаза к потолку.
- Arsch… [пер. Говнюк]
- Ада, какие выражения!- весьма театрально возмутился храмовник, но на лице его была легкая улыбка,- Что бы сказал Первый Чародей?
- Про тебя? Тоже самое. Ещё бы от себя добавил.
- Иди ты.
- Сам иди.
Оба немного похихикали и, когда последний узелок на плече был завязан, мужчины вместе, как ни в чем ни бывало, вышли из комнатки, вернувшись в общий зал. Их пропажу уже давно заметили и чуть ли не все разом попытались подтрунить мужчин, но те активно игнорировали такие посягательства.
Адальфус же взял кружку с алкоголем и посмотрел на Вирейнис с легкой улыбкой.
- Прости, что отошли. Надо было.
- Ага, дела любовные решать надо бы….мммфп!- Штрудель едва ли успел закончить предложение прежде, чем Кхорна заткнула ему рот каким-то пирожным.
- Кхм, так вот,- продолжил маг, стараясь сделать свою мимику более легкой и живой. Конечно, с непривычки делать такое сложно, но он по крайней мере искренне старается,- я предлагаю тебе попробовать кое-что, что мы привезли с собой. Алкоголь, естественно.
Гриффит на такое заявление только улыбнулся, кивая Шраму, который заметно напрягся, успокаивая его.
- Хотя, быть может, из некоторых наших запасов скудных найдётся и ещё что-то достаточно интересное. Все-таки нашему народу редко когда удаётся в полной мере показать традиции. Если уж сегодня у нас главенствует выпивка, то можно начать и с неё. Это… довольно крепкая настойка на кактусах. Некоторых слабых телом сшибает с ног от одного запаха.
- Ага, как Вальтера к примеру,- хихикая, добавляет Тилл, почёсывая нос. Щёки её уже были отчаянно-красными, хоть за смуглой кожей это довольно сложно заметить.
- Или меня,- добавляет сам чародей, из-за чего по столу прокатилась волна тихого хихиканья,- но это не отменяет того что я предлагаю. И с радостью приму какую-то ответную мысль насчёт выпивки. Посмотрим кто из нас первым упадёт.
Тут даже Гриффит подавился своим напитком.
- Конечно, сейчас идёт приём, но здесь… здесь никто не смотрит. Можно немного и похулиганить.
И заговорчески подмигивает, снова приобретя черты более трикстеру положенные. Немного забыть о том что творится рядом, ещё какое-то время не думать о том, что за спиной стоит множество орлесианцев, жаждущих внимания Вестницы.
Фиолетово-синие, светящиеся в полумраке как эльфийские, глаза энтрописта чуть прищурены и смотрят прямо на неё.
Не как на Вестницу и спасительницу мира, нет. Не так, будто он хочет её прямо на месте сжечь или сожрать, или же воткнуть нож в спину. Взгляд его спокоен и подобен больше омуту, который обычно и успокаивал людей  вокруг него.
Он приподнимает кружку, чуть выгнув рыжую с проседью бровь, приподнимая уголки губ в улыбке.
- Ну так что, согласна?

Подпись автора

Sons of god and sacrament
The night we're dying for
By the call of pyromania
Bring fire into war

https://sun9-56.userapi.com/impg/H2KCqz1DFXGX88odzThmTq2lCascS2F6cYYSLA/zP345QzjFW8.jpg?size=150x100&quality=96&sign=05f2a8c73d605d4266bc96cdc1ead012&type=album

https://sun9-61.userapi.com/impg/PctxsZDrpVRezEQ-AY6wg3L202SAfqvBM9QZ1Q/Om9wszmt0q8.jpg?size=250x100&quality=96&sign=0e88fa49c8938f6f7b2bf1286da37124&type=album

https://sun9-6.userapi.com/impg/10pxtb2seZmUOpfhdwupu-JbT12OrJdefX8fLw/Let-0KbSY5o.jpg?size=150x100&quality=96&sign=7c88c1f80c7be9c9f036fd5e4abac10e&type=album

Rest in flame by testament
At midnight we return
Raise inferno for the living
The grail of life we burn


0


Вы здесь » Dragon Age: A Wonderful World » Тяжёлая реальность » [01.01 9:43 ВД] Сладость победы