Игровое время - 9:43 ВД, месяц Верименсис
— Администрация: Вирейнис, Дариус, Дориан, Мариан

Рейтинг форумов Forum-top.ru
04.01 9:43 Четырёхсторонние переговоры между Орлеем, Тевинтером, Ферелденом и Инквизицией
20.12 9:42 Лже-императрица Селена отправляет своих послов в различные уголки Тедаса
15.12 9:42 Ваэль и Хоук пытаются решить разногласия мирным образом
Поэтому леди Монтилье сейчас в Джейдере, в томительно долгом ожидании предстоящих переговоров с Орлеем и Ферелденом. Разговор будет долгим и сложным, но послу было не привыкать к каким-либо сложностям. Тем более, она пережила Роммель, что уже можно назвать достижением. © Жозефина Монтилье
Календарь
1 Зимоход | Верименсис
2 Страж | Плуитанис
3 Дракконис | Нубулис
4 Облачник | Элувиеста
5 Волноцвет | Молиорис
6 Джустиниан | Фервентис
7 Утешник | Солис
8 Август | Матриналис
9 Царепуть | Парвулис
10 Жнивень | Фрументум
11 Первопад | Умбралис
12 Харринг | Кассус

Dragon Age: A Wonderful World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: A Wonderful World » Древние свитки » [11-12 9:42 ВД] Not so old ties and companions


[11-12 9:42 ВД] Not so old ties and companions

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

NOT SO OLD TIES AND COMPANIONS

Уровень сложности: лёгкий
◈ Alistair Theirin, Maevaris Tilani ◈
»  Поместье магистра Тилани/Хайевер ⌔ Погодные условия меняется в зависимости от дня « 
♛ Game-master (Viraenis Lavellan)


Венатори уже изрядно подпортили кровь не только южанам, но и Тевинтеру, который Старший так желает привести к величию своего времени. Белые знамёна с зелёным змеем практически никого не заставляют сомневаться в том, что именно выходцы из этой северной страны являются корнем всех бед прошлых, нынешних и будущих. Впрочем, король Алистер решает задействовать связь с одним из магистров Тевинтера, чтобы либо подтвердить свои опасения и ожидания полноценного вторжения северян, либо опровергнуть...

0

2

Новость о том, что по непонятной причине магистр Алексиус покинул Редклифф не давала Алистеру покоя. Конечно, венатори было не так много в Ферелдене, чтобы в случае чего армия короля не смогла бы с ними справиться… но их было достаточно, чтобы изрядно потрепать баннорн. Подобная армия не могла попросту исчезнуть бесследно, а потому Алистер достаточно неплохо представлял, в какую сторону двигались захватчики. Знамя, под которым они шли, спутать было невозможно — весь юг страшился увидеть армии под зловещим крылатым змеем. Другое дело, что цвета геральдические были немного не те. Уж в этом король Ферелдена был уверен, как минимум потому, что лично видел тевинтерские знамёна пару раз.
Но нельзя быть слишком осторожным, верно? Мало ли. Официальный Тевинтер мог бы выдать так называемых последователей Старшего за отщепенцев. А потом, когда плацдарм готов, начать полноценное вторжение… если это будет нужно, верно? Война всё же удовольствие дорогое. Чего только стоили расходы на продовольствие и боеприпасы. И всё же, на всякий случай стоило убедиться.
Время клонилось к ночи (кажется?), когда Его Величество всё же прикоснулся к перу. До этого он около получаса молча смотрел на свиток пергамента. Создатель, что ему написать-то? И как? Соблюдать официоз или же послать этикет в Бездну? Ведь им уже доводилось сражаться бок о бок, и магистру Тилани, несмотря на её не самое приглядное на взгляд простого ферелденца происхождение, король кое-как да доверял. Не так, как тому же Айдану, что уж давно наверняка почил на Тропах, но всё же. В этом мире, к сожалению, хороших людей не так много. Хороших тевинтерцев — и подавно. И хорошо, когда эти самые тевинтерцы оставляют способ с ними связаться.
Задумчиво покусав кончик оперения, мужчина всё же принялся за письмо. Пару мгновений спустя, он хмуро уставился на аккуратно выведенные слова. «Магистр Тилани». Нет, нет, слишком официозно. Более того, стоило задуматься как минимум о толике секретности. Что если письмо перехватит враг? Всё же, вороны не были неуязвимы и невидимы. Быстры, да, но хороший охотничий сокол или метко пущенная стрела вполне могли бы скомпрометировать всю переписку. Немного подумав и взяв новый кусок пергамента, Тейрин всё же начал писать, вроде бы поймав общее направление:

«Дорогая Мэй,

Пишу я тебе в достаточно неприятный час для всех нас. Хотя у меня нет никакого желания тревожить тебя лишний раз, я подумал, что не связывался с тобой слишком давно. Из всех, кого я знаю, пожалуй, только ты можешь мне ответить на мой вопрос честно. Ну, я надеюсь, что ты ответишь честно. Могу же надеяться, верно?
В мой дом пришли люди. Их говор, их повадки и манеры были похожи на твои, и на твоих сородичей. Хамливые до ужаса, всё рушат. Но что-то тут не совсем так, мне кажется. Всё же, как минимум цвета другие. Скажи мне, ты часом не знаешь, кто эти люди? А то вдруг это твои дальние родственники, а я их выгоняю вместо того, чтобы быть гостеприимным хозяином.

С надеждой на скорый ответ,
Ал».

Конечно, эта попытка в секретность определённо вызывала тупую ухмылку даже у самого Алистера. Уж настолько детской она ему казалась. Но уж как он умел, так и делал — не было при нём Лелианы, которая смыслила в делах секретных. Не было и Эамона, что сейчас был в плену у Аноры. А как-то выкручиваться надо было…
От официальной печати мужчина всё же воздержался. Пускай тот, кто письмо это перехватит, подумает, что это переписка личная. Мэйварис же… она была женщиной умной. Должна была додуматься если не по именам и метафорам, то хотя бы по традиционному запаху псины, которым в Ферелдене пропахло всё.

Подпись автора

https://i.imgur.com/VSsxEpQ.gif

https://i.imgur.com/ckf2UYZ.gif

https://i.imgur.com/U4uDGaY.gif

0

3

Дебаты в Магистериуме временно стихли. Напряжение, вызванное ситуацией на южных границах, достигло пика, но не происходило ничего, что дало бы ему выход. Шаткое время, когда либо не стоит действовать вовсе, либо осторожно, на свой страх и риск. Магистр Тилани относилась к тому типу людей, что никогда не откладывали пера и не убирали руку с пульса Империи, поэтому сейчас она вела переписку с тем небольшим количеством людей, которых могла считать своими союзниками. Вне зависимости от исхода этой паузы, они должны иметь план, который мог бы позволить хоть ненадолго перехватить инициативу.

Она разобралась со всеми делами, запланированными на сегодня, и собиралась наконец отдохнуть, когда в дверь постучал слуга, сообщивший, что прибыл ворон с Юга. Женщина хотела было отмахнуться, но любопытство пересилило и она попросила принести то, что доставила птица. Теперь перед ней лежал небольшой свиток пергамента, потрёпанный дальней дорогой. Повертев его в руках, магистр задумчиво постукивала ногтём по сургучу, скрепляющему послание. На нём не было никаких опознавательных знаков. После проверки простым, но эффективным заклинанием — письма с сюрпризом встречались ей нередко — она разломила печать и углубилась в чтение.

Автора письма выдал не не почерк и даже не характерный запах Ферелдена, выветрившийся окончательно где-то над Вольной Маркой, а стиль. Мэйварис не смогла сдержать улыбку, с первых строчек видя отголоски нервных метаний. Только один из её знакомых мог выражать свои мысли столь очаровательно. Они с Алистером находились в переписке уже несколько лет, с их общего приключения в Ас Веланис, но потом письма стали приходить реже, пока не перестали вовсе. Было радостно наконец получить весточку от него, однако, чем дальше, чем больше женщина хмурилась, а потом начала задумчиво постукивать пальцами по столешнице, перечитывая вторую часть послания снова и снова. Мэйварис знала кое-что о ситуации на Юге, но, видимо, недостаточно — Алистер не стал бы писать ей из-за банальных сложностей.

Она выбрала для ответа лист надушенной бумаги, чей лёгкий и стойкий аромат сработал бы лучше любой подписи. Тонкий каллиграфический почерк аккуратными линиями ложился на бумагу, не оставляя и шанса увидеть за строчками что-либо кроме их смысла.

«Дорогой друг,

Рада, что ты нашел время связаться со мной. Я могла бы написать, что твои письма никогда не тревожат меня, но вести, которые принесло последнее, превратят это в непристойную ложь. Я хорошо знакома с твоими гостями. Они совершенно не умеют вести себя в обществе и мне жаль, что они выбрали для остановки твой дом.

Советую тебе держаться поближе к этим людям. Они любят устраивать беспорядки и совать нос туда, куда не следует. Закрывай двери, держи меня в курсе и береги себя. Я постараюсь узнать кое-что о твоих гостях, но, боюсь, у тебя это получится лучше.

Искренне твоя,
МТ.

P.S. Меня огорчает, что моя родина оставила о себе такое неприглядное впечатление. Предлагаю исправить это так скоро, как представится возможность».

0

4

Первое за многие месяцы письмо от магистра Тилани король Ферелдена получил уже после того, как его ушей достигли скорбные вести. Амарантайн пал, а вместе с ним — крупнейший оплот Серых Стражей в Ферелдене. В тот момент Алистер был практически в ярости. Пускай он и ушёл из ордена, Скверну из его крови никто не убирал, а значит, формально он всё же оставался одним из них. И мысль о том, что его братья и сёстры погибали от рук краснолириумных ублюдков заставляла короля метаться по комнате, словно загнанный зверь.
Проклятье. Наверное, от части хорошо было, что Айдан давно уж сгинул на Тропах. Ему определённо не понравилась бы эта ситуация, он опять пошёл бы геройствовать… и умер бы уже в руках захватчиков. А такой судьбы старому товарищу Тейрин не желал, несмотря на все их разногласия. Серые Стражи вновь были слабы — Создатель милостивый, да они ж толком не успели даже восстановиться после изгнания королём Арландом. Не говоря уж о Море — после него рекрутов ищи-свищи. Прибавить к этому случившееся в Орлее и тут уж можно было говорить о настоящем отчаянии. Некогда дорогой сердцу Тейрина орден увядал фактически у него на глазах. И он, кажется, ничего не мог с этим поделать.
Бессилие злило больше всего. До такой степени, что ярость порой застилала глаза. И когда письмо от Мэй наконец-то оказалось в руках короля, он в первое мгновение чуть не разорвал его, даже не прочитав. Но едва заметный аромат, каким-то чудесным образом не выветрившийся полностью, заставил его замереть, успокоиться и всё же раскрыть письмо. Хоть какое-то доброе известие за последнее время. Магистр Тилани по-прежнему оставалась единственным магистром, который приходился Алистеру по душе.
Несколько раз бегло пробежав глазами по тексту, мужчина достаточно поспешно решился приняться за ответ. Похоже, его дурацкая попытка в скрытность то ли сработала, то ли пришлась Мэйварис по душе, учитывая ответ. А значит, пока что стоило продолжать в том же ключе… несмотря на то, что с каждым словом Тейрин сам себя бесил всё больше и больше. Пару раз настолько, что даже захотелось удариться головой об стол, да только чернильница же упадёт. Хрена с два потом отмоешь эту чёрную дрянь.

«Дорогая Мэй,

Ох, они скорее ближе держатся к моей прелестной жёнушке. Чуть ли не под юбкой у неё прячутся. Всего каких-то несколько сотен миль на север и вот, она уже с ними. Они там не так давно поселились, вытурив предыдущих хозяев. Которые, между прочим, мои старые друзья. Ладно бы они только ко мне придирались, но вот мои друзья… Сама понимаешь. Вот я и думаю, что с твоими земляками делать и как с ними вообще быть.

Если ты вдруг подскажешь мне, под каким соусом их надо «употреблять», я только рад буду. Потому что если они вместе с моей жёноушкой пойдут мне жевать уши по поводу того, что они там заслужили и кто кому чего должен, я или повешусь, или устрою локальный геноцид. Не особо хочется.

Целую,
Твой Ал.

P.S. Да нет, это не столько твоя родина, сколько вот эти твои земляки. Вино у вас неплохое. И люди периодически. А уж сыр!»

Конечно, с завершения письма даже сам Алистер немного прыснул со смеху. Раздражение как-то невольно уступило место смеху. Быть может, он просто в очередной раз пытался таким образом скрыться от тревоги и боли, что заполняли его душу и разум. Прямо как во время Мора.

Подпись автора

https://i.imgur.com/VSsxEpQ.gif

https://i.imgur.com/ckf2UYZ.gif

https://i.imgur.com/U4uDGaY.gif

0

5

Ответ не заставил себя ждать, насколько это было вообще возможно, учитывая расстояние, которое приходилось преодолевать птицам до Ферелдена и обратно. Ещё после первого письма Мэйварис наказала смотрителю воронятни сразу же передавать ей сообщения со стороны Ферелдена, независимо от того, когда те прибудут и где она будет находиться в этот момент, поэтому второй маленький свиток оказался у неё в руках самым ранним утром.

В этот раз то, что писал Алистер, не стало для неё открытием. Пользуясь внезапно появившимся свободным временем, магистр подняла всех своих доверенных информаторов на уши и без особого труда вышла на Юг. Данных, представляющих особый интерес, было немного, но те, что удалось найти, позволяли ей достаточно уверенно ориентироваться в этой непростой ситуации. Последние строки заставили женщину тепло улыбнуться — их автору, без сомнения, было невесело, но какие же забавные формулировки он выбирал! Выражение «жевать уши» можно было спокойно занести в культурное наследие Ферелдена. Она решила повременить с ответом, сперва позавтракать и привести себя в порядок, а заодно и дать себе время обдумать, что и как стоит написать.

Через час она уже входила в кабинет. День обещал быть жарким, поэтому следом в дверь скользнула прислуга, которая поставила на стол поднос со стаканом и графином фруктовой воды, на котором многообещающе собирались крошечные капли, открыла окно и исчезла, будто её и не было. Мэйварис с усмешкой качнула головой, садясь за стол — девушка так стремилась выслужиться, будто бы ей грозило наказание за то, что она бегает ночами к конюху живущего неподалёку магистра. Впрочем, сейчас это было неважно. Взяв перо, она обманула его в чернила и начала писать, используя ту же бумагу, что и в прошлый раз.

«Мой дорогой Ал!

До меня тоже дошли новости о твоих друзьях. Прискорбно осознавать, что с ними обошлись так жестоко. Ещё неприятнее было услышать, что к их изгнанию приложили руку не только мои соотечественники, но и кое-кто из ваших. Ты наверняка знаешь, что они оставляют за собой мерзость, которую ужасно сложно вывести. Мои знакомые на этот счёт советуют даже не пытаться — испорченное гораздо проще сжечь.

Ещё раз касательно моих, как ты выражаешься, "земляков". Мне не нравится, к чему всё идёт. Стоит показать им их место как можно скорее, но готовься к тому, что это может оказаться сложнее, чем кажется. Решение за тобой. К слову, на твоей родине есть люди, с которыми у меня возникли бы проблемы, реши я нанести тебе визит. Будет нелишним обратиться к ним, они знают что делать.

Побереги себя, дорогой. Давай не будем давать твоей жене лишних поводов для веселья, хорошо?

С надеждой на скорый ответ,
МТ»

0

6

Признаться, Алистер не помнил толком, когда последний раз так ждал чьих-то писем. Едва закончилось обсуждение первоначальной стратегии осады Западного холма, едва король вернулся в свои покои в замке Кусландов, как прибежал слуга с очередным сообщением. Поспешно развернув письмо, король слегка выдохнул. Знакомый почерк как никогда радовал глаз и мысли… хотя информация в письме была отнюдь не радостная. Мерзость, которую ужасно сложно вывести, значит?
Радость от долгожданного письма достаточно быстро сменилась тяжёлыми размышлениями. Единственным, что Алистер мог назвать такими словами, были эти дурные красные кристаллы. Так называемый красный лириум. Красным с ног до головы обрастали люди, называвшие себя красными храмовниками… да нет, не люди-то уже. Королю доводилось видеть трупы этих созданий и человеческого в них было всего ничего. Более того, осмотр вызывал у мужчины совсем недвусмысленные воспоминания. Ведь такую серую кожу и чёрные вены он видел не раз во времена Мора. Раньше Алистер не придавал этому значения и многочисленные дела несколько вытеснили мысли о вероятной связи. Но сейчас Тейрин, в столь тихий час, король всё же призадумался. Могла ли эта субстанция быть связана со Скверной? Если так, то огонь действительно мог быть единственным способом очищения. Проблема только в том, что даже огнём моровая зараза не вытравливалась, а уж если красный лириум с ней как-то связан, то поражённые им места ждала аналогично неприятная судьба.
Устроившись за письменным столом и обмакнув перо в чернила, Тейрин в очередной раз призадумался. Что же ему на сей раз написать тевинтерке? Что ещё она могла бы рассказать? Взгляд его упал на строчку, говорившую о проблемах для самой Мэй. В какое-то мгновение в голове венценосного стража проскользнула мысль о том, что стоило бы магистра пригласить сюда, но отмёл мужчина её быстро. Не стоило подвергать Мэйварис опасности — сейчас она была для короля единственной ниточкой связи со страной, которая уже которую сотню лет враждовала с югом. И которая сейчас по вине кучки радикалов вновь получала обвинения — на сей раз всё-таки необоснованные.

«Дорогая Мэй,

Надеюсь, письмо это застанет тебя в добром здравии и достаточно скоро — по крайней мере, весточка от тебя прибыла быстро.

Спасибо за соболезнования. По слухам, сейчас мои друзья новый дом ищут. Я вот думаю их приютить, хотя и сам толком-то без дома. Надеюсь, мои другие друзья будут не против немного потесниться.

Не совсем кстати, но говоря о мерзости, которую ты упоминала в своём письме. Я не знаю, видела ли ты воочию, как люди от неё меняются. Но могу тебе сказать, что я уже видел нечто подобное двенадцать лет тому назад. И вот это меня куда больше тревожит. После явления, что приносит такой видок массово всем, кто не осторожен, земля очень долго словно мёртвая. На самом юге моего дома до сих пор всё черно. Но я не могу быть уверен, а времени изучать нету. Подтверди мои опасения или опровергни их — в любом случае, буду благодарен.

Что же до людей, о которых ты говорила, то я, честно говоря, не совсем понимаю, о ком ты. Я понимаю нашу с тобой взаимную необходимость в безопасности, но порой башка у меня слишком деревянная. Намекни по возможности, хотя бы словечком или рисунком. Я уверен, что рисовать картинки у тебя выйдет куда лучше, чем мои палка-палка-огуречик.

Обещаюсь себя беречь, но не гарантирую эффективности стараний. Сама знаешь, времена так себе. У тебя в безопасности оставаться получается лучше, учитывая то, где ты и что ты мне сейчас пишешь. Пускай с тобой так и будет всё хорошо. А уж я как-нибудь. Без сыра.

Целую,
Твой Ал

P.S. Я бы сказал, что даже не думай сюда заявляться. Кажется, грядущий сезон будет крайне тяжёлым даже для нас, учитывая заготовки в амбарах. Но, сама знаешь, я тебе не приказ».

Подпись автора

https://i.imgur.com/VSsxEpQ.gif

https://i.imgur.com/ckf2UYZ.gif

https://i.imgur.com/U4uDGaY.gif

0

7

Пламя судорожно дрожало, отбрасывая тени на огромное количество книжек, выстроенных в ряд. Казалось, будто в этих самых тенях передвигалось чудовище, стараясь забраться девушке куда-то за спину, найти подходящий момент, чтобы напасть на девушку. Воображение играло достаточно злую шутку. Ладонь промелькнула у лица, будто отметая от глаз пыль, или же – дым.Веки сомкнулись а голова устало покачнулась. День вышел насыщенным и нес за собою груз утомления. Подушечки пальцев одной руки сомкнулись на висках. Единственная радость, что скрашивала подкрадывающуюся ночь и дурные мысли, которые она несла – свежее письмо от Алистера. Еще даже не распечатав и не зашуршав бумагой, в сердце возликовала радость. Усталая улыбка промелькнула в полумраке огней, после чего также быстро растворилась. Ноготь поддел печать, вскрыл конверт, обнажил лист со множеством каллиграфически вычерченных строк. Ладонь потянула к себе чернила с пером, кончик уже было коснулся белоснежной бумаги, как Мей замерла. Склока мыслей образовалась в закромах сознания после прочитанного. Хотелось сказать о слишком многих вещах, но этика предполагала быть конструктивной. Хотелось, порою, отметнуть ее в сторону, широко махнув рукою, но, но… Стоило лишь надеяться, что, когда они смогут, рано или поздно, встретиться лицом к лицу, все формальности и обязанности сгинут в лету, позволив двум душам, без зазрения совести, посмеяться, посплетничать и просто хорошо провести время. Но не сейчас.

В строчках от Ала проскальзывала какая-то… Забота? Волнение? Сложно было сказать наверняка. Но скрыта она была в красивой обертке беззаботливости, позитивизма и отшучиваний. Такие речи, которые проглядывались между строк, согревали окутанное вьюгой сердце. Чтобы мысль пошла лаконичнее, Тилани обняла пальцами восьмигранный стакан и сделала глоток вина, которое томилось здесь, дожидаясь когда женщина все-же осушит дно сосуда. Вновь взявшись за перо, кисть начала осторожно записывать на бумагу фрагменты мыслей, превращая внутренний голос в текст.

“Рада видеть от тебя такой скорый ответ. Наверное, будет глупо сказано, но в буквальном смысле, ты спас и скрасил мою темную ночь.
Ты, и без дома? Мне дурно это слышать. С одной стороны, мне кажется, титулованность не позволяет, а с другой – думаю, если бы ты провел один вечер под открытым небом, это навеяло тебе теплые воспоминания, которые ты, думаю, подавно не ворошил. Подумай о походе, или охоте. Побалуй, в конце концов, свои слабости.
Я видела лично. Но изучала не так тесно, как хотелось бы. Как ты знаешь, все неизвестное и неизученное вызывает лишь беспокойства, тревогу и повышенные меры безопасности. Однако... Агенты и пара бардов, которые лишь рады от звенящей монеты под ухом, донесли мне много информации в пестрых красках. Я планирую в скором времени лично объехать места, которые поддались массовому заражению. Магистру негоже быть несведущей в происшествиях магических. Твои опасения я понимаю. И они имеют под собой основу для беспокойства. Но на одних беспокойствах далеко не уйти. Надо решать, что следует предпринять. В следующем письме я постараюсь поделиться информацией, которую добуду. Но сейчас любые мои мысли, доводы и догадки – бесполезная попытка унести воду в сите. Потому, мой король, прошу вас запастись терпением.”

Перо оторвалось от бумаги а Мей лишь кратко улыбнулась, будто вспомнила очень хорошую шутку. Формальность обращения в письме была какого-то рода смешной. У любого человека это не вызвало бы такой реакции. Для слишком многих Алистер – персона, на чьих плечах судьбы тысячи. Но королям тоже нужны близкие люди, друзья и те, кто просто могут поддержать в трудную минуту. Ибо короли – тоже люди. Смойте грим и все станет куда проще.

“О вычислении лиц неблагоприятных – не беспокойтесь. Мои речи – скорее просьба быть внимательнее, нежели обычно. Несмотря на мою локальную привязанность к Тевинтеру, я сделаю все возможное, чтобы сети мои дотянулись до недругов короны быстрее, нежели они до тебя. Скажи, гружу тут тебя внутренними политическими склоками, ох уж эти Тевинтерцы. И, молю, Ал, у меня сейчас трясутся руки прикрепить к письму огромный сыр. Хотя. Я знаю, как не составить проблем с доставкой маленького незнакомого письма. Думаю, тебе понравится. И будешь знать, как выставлять передо мной себя обделенным. Не может твоя прислуга - смогу я.”

Закончив эти строки, Мейварис сделала заметку предупредить прислугу закинуть в конверт, в отдельном бумажном пакете, средней величины, ломоть сыра местного, который бы вмещался в конверт и подошел бы для того, чтобы насытиться его вкусом за обеденным столом. Заметку же она закрепила прямо над письмом, дабы не забыть, ибо в планах, после того, как она закончит написание письма, в планах были кроват ьи бесконечное перебирание потока мыслей, до тех пор, пока усталость насильно не затащит в сонное царство.

”Я бы хотела наведаться. Андрасте мне свидетельница, я все чаще смотрю в окно с какой-то тоской. Не подумай, что я тут совсем в безобразном состоянии, нет. Но, пока никто не видит. Можно же немного… Однако, быть безрассудной авантюристкой – не в моем духе. Обещаю, как все поуляжется, одной из первых, покидающих границы столицы окажусь я собственнолично. До тех пор. Хотя бы так. на этом я, пожалуй, закончу свои строки. Еще раз спасибо за то, что заставил улыбнуться в прохладную ночь, с нетерпением жду ответа, Ваше Величество. Не делай глупостей.”

Точка в конце оборота листа далась с каким-то трудом. Казалось, еще немного - чернила расплывутся не в точку а пятно, кляксу. Тилани опомнилась от наваждения, отправив перо на ночь обратно в чернильницу. На ее глаза попалась заметка, оставленная ей же минутами ранее.
- Ах, точно… Френсис, поднимись, пожалуйста, пока я не отправилась в покои, у меня для тебя есть простая задачка.

0

8

Очередное письмо. На сей раз, застало оно короля буквально накануне отбытия к Западному холму. Доспехи начищены до блеска, меч заточен, передовые отряды уже отправились к месту осады. По-хорошему, Алистеру стоило сомкнуть глаза хотя бы на пару часов, но в очередной раз уснуть ему не давала бессонница. Или усталость. Бывает порой так, что устаёшь до такой степени, что даже глаза сомкнуть не способен. А может, в голове попросту было слишком много мыслей.

Слуги уже давно осведомлены были о подобной проблеме. Приносили тёплое вино со специями и травами, что должны были помогать заснуть — то-то сейчас жидкость в кубке давно уж остыла. Слуга, что ночью этой принёс послание, сначала не был уверен, что стоит заходить. Но неверные проблески света из-под двери всё же дали знать, что короля он не потревожит лишний раз. Он бросил лишь тревожный взгляд на ссутуленного над столом короля, оставил свёрток, после чего поспешно удалился, провожаемый утомлённым взором.

Забавно, что первым делом Алистер учуял запах, исходивший от бумажного свёртка. Сама бумага достаточно хорошо пропиталась им, как и жирными пятнами. Алистер откровенно не припомнил, чтобы он просил кого-то прислать ему сыра — свой был всё-таки. Пока что. А запах был конкретно сырный такой! Тейрин поспешно разворошил свёрток. В котором действительно лежал кусок сыра. Несколько заветревшийся, понятное дело, но не плесневелый. Да и всё ещё достаточно аппетитно пах и выглядел… Поначалу, правда, Алистер не решился употреблять любимое лакомство: мало ли, от кого там письмо и прочее. Потравят ещё. Но с первых строк знакомый почерк магистра Тилани заставил короля улыбнуться и подавить зарождавшийся где-то в груди смех.

Вот и польза от бессонницы. Правда, взять перо в руки и чистый лист для письма было чем-то само собой разумеющимся.

«Дорогая моя кормилица,

Признавайся, что ты сделала с несчастным вороном? Приложила магией? Потому что это единственное объяснение тому, что сыр он не сожрал. Я уже представляю себе, что думала птица, пока летела с сыром под носом. Кажется, ты заработала себе врага в лице птичьего народа — не думаю, что твой посыльный тебя за такое простит. Но… я поступил так, как ты советовала и побаловал свою слабость к сыру. Может, чего-то не хватает тебе?

Впрочем, меня сейчас больше тревожат твои слова, а не вероятная месть всех воронов. Уж думаю, с птицами ты справишься, чего не скажешь о той дряни. Я верю в твои способности. Видели, знаем. Но заклинаю тебя Создателем, не приближайся к этому дерьму. Прошу. Лекарства нет. Прислуга сыра мне может принести, если я попрошу их, а вот с близкими мне людьми такой фокус не пройдёт. Ты же не хочешь, чтобы я себя выставлял обделённым ещё и в этом плане?

Уж лучше, раз грозишься так, займись связями, о которых так громко говоришь. Мне будет куда спокойней, если твои изящные пальчики дотянутся до так называемых недругов короны, пока ты сама будешь в безопасности. Ты ведь всё ещё в безопасности, да? Насколько мне известно, твоей стране удалось удержать неприятеля — весть об этом до нас дошла некоторое время тому назад. И я рад, честно. Хоть у кого-то всё более-менее хорошо.

Твоё письмо застало меня на кануне битвы. Скорее всего, когда ты письмо это получишь, она уже отгремит. Не думаю, что мне грозит опасность. Но надеюсь, что не заставлю тебя сильно ждать ответа.

Удачи,

Твой Ал».


Алистер облизал пальцы, с некоторым сожалением понимая, что присланный подарочек-то всё, закончился. И с некоторым отвращением — что он умудрился оставить пару жирных пятен на письме.

Подпись автора

https://i.imgur.com/VSsxEpQ.gif

https://i.imgur.com/ckf2UYZ.gif

https://i.imgur.com/U4uDGaY.gif

0

9

Очередная встреча с очередным информатором, которая событием своим растворится во времени. Шепот здесь – шепот там. Пара смятых листов бумаги, которые передаются судорожными ладонями в чужие ладони. Пальцы же, в свою очередь, хотят побыстрее спрятаться в бесформенных рукавах мантий от любопытных глаз. Замаскированные послания. Метафоричные слухи. Тайные встречи. И таких встреч на начало дня было немало. В неспокойное время приходится быть осторожной. Неспешной. Аккуратной. Следить за собою и окружающим себя пространством. Казалось, от одних лишь мыслях о слежке сердце стучало чаще.

Ближе к вечеру Мей, отринувшись от важных встреч и постоянной сумбурной суеты, выбрала себе место в одной из забегаловок, где подавали отвратительное рагу, но прелестные напитки. Попросив себе кружку чая и десерт, девушка скинула с головы тяжелый алый капюшон, спуская его на плечи, при этом натягивая тонкую нить на груди, что сдерживала края мантии. Тонкая ладонь проскользнула под подол, в сумку. Там хранилось еще непрочитанное письмо и запечатанная бутыль с чернилами, да перо в придачу. Она знала, от кого письмо. Предвкушала эмоции от его прочтения. Но, руководствуясь логикой интеллигентного распития спиртных напитков, дала событию будто “настояться”, не торопя удовольствие от чтения заветных строк. Глухой стук бутыли с чернилами о древесную поверхность. Пальцем, ногтем поддела конверт и вскрыла клей, не позволяющий бумаге разойтись по сгибам. Достала еще один лист и развернула перед собою. Губы невольно дрогнули в улыбке. Сама мысль о том, что отдельно от письма был доставлен еще и съестной подарок, тешила и без того улыбчивую натуру Мейварис. И смех и грех, как говорится. Но, из таких мелочей и состоит жизнь. Все мы растем, взрослеем, хмуреем, серчаем. Этого не избежать. Факт, константа. В силах было лишь как-то скрашивать тягучий мазут событий светлыми моментами. Ну кто еще сделает такое королю? Близкий человек, либо шут-самодур, коему голову на плечах носить стало не в пору. Но стоит помнить, что взрослеет тело, не душа. И где-то вдалеке, за горизонтом. Получив письмо, улыбнулся, быть может, еще один человек.

Пальцы сдавили перо и немного прокрутили в пальцах. Сама же Тилани дождалась своей теплой кружки, источающей витиеватый пар над собою, дабы после – не быть прерванной местной официанткой. И тем же временем, глаза ее пробежались жадно по письму, которое ей доставили еще ранним утром.

- Ваш заказ.

Чистый лист бумаги.

Заточенный острый кончик заскоблил по бумаге, изредка окунаясь в сосуд чернил.

“Не могу не улыбаться, только прочитывая твои первые строки. Радует, что потешила твою ностальгию. Будет что вспомнить, так ведь говорят? А ты знал, что любимая пища, как ворон, так и мышей, вовсе не сыр? Лишь старые байки и присказки, не более. Хотя все-же секрет свой по сохранению продуктов от жадных когтей дама позволит оставить при себе. У меня всего вдоволь, а чего не хватает – на вряд ли ты мне дать можешь, по крайней мере сейчас, Ал. Но, ближе к делу.

Сама я и не планировала контактировать напрямую с очагами заражения или зараженными. Держусь от соблазна взять красного лириума на исследование, но понимаю, что станет лишь хуже. Насчет выжженных земель и умирающей природы. Да, я нашла доклад, который подтверждает написанное тобою ранее. Но нашла я и еще кое-что интересное. В совокупе – лишь мои личные догадки и теории, построенные на фактах и “картах”, что предо мною.

Как ты знаешь, Тевинтер не кичится законами морали и безопасности, особенно когда дело доходит до магических аномалий, которые можно расшифровать и извлечь хоть толику выгоды. Был исследован один из очагов заражения. В воздухе стоял запах электричества, будто после дождя. По чернозему будто прошелся огненный смерч. Потрескивания там и тут. Но одной из “интересных” находок оказался человек. Точнее, его труп. Его нашли в куске красного лириума. Он, в буквальном смысле, был замурован, как насекомое в янтаре. Ранее уже были замечены воиска зараженных, из которых рос лириум кусками. Но впервые нашли нечто подобное и решились исследовать. Самое интересное – именно эта находка и была источником распространения. Возможно – какой-то пешка-маг увлекся и не смог контролировать ту силу, к которой ему не стоило прикасаться. Исключение ли это, или обыденность – точно сказать не могу. Пока что. Но походит,  действительно, как на болезнь, чуму, паразита, если легче воспринимать сравнениями. Одна из проблем – раскрытие тайны лежит в исследовании, а никто из мер безопасности исследовать не будет. Ну, исключая Тевинтер. Безопаснее всего использовать храмовников в таких делах, из-за их сильной невосприимчивости ко всему магическому, но и они не в безопасности. Сейчас группа моих приближенных магов пытается перелопатить старые архивы в поисках схожих случаев. Найти связи. Состыковать с чем-то из истории, мифов, летописями прошлого, найти зацепку, скажем так. Не стоит исключать плотную связь с демоническими силами, возможно, из тени вырывается нечто доселе невиданное. Но, это так. Мысли вслух. Пища для размышления. Обещала поделиться информацией, которую раздобуду. В ближайшее время буду искать методы противодействия. Обереги, защитные заклинания, все буду перебирать.

На этом пока события заканчиваются. Весть тут – весть там. Будучи магистром, приходится много сил прикладывать, чтобы получать столь пикантные ломтики информации, но у меня это под контролем. Малых потерь и хорошего отдыха после битвы. Помни, больной король народу не поможет, потому не забывай думать и о своем состоянии. Не загоняй себя как вол. Да… Ты и так все знаешь. Береги себя. Твоя Мей.”


Пустая чашка осталась стоять, одинокая, на краю стола, где совсем недавно можно было найти очередного безликого клиента. Пару звонких монет рядом. Темно-багровый плащ исчез в дверном проеме и растворился в темноте вечера.

0

10

В тот день Алистер был относительно доволен. Западный Холм был взят практически бескровно; вельможи, в кои-то веки, оказались не в загребущих руках леди Кусланд; захваченная крепость была отдана на откуп хасиндам — кажется, Шагга был рад, а уж его козёл и того подавно. Животина уже наверняка добрую неделю наводила там свой порядок.

По-хорошему, король не должен был с такой лёгкостью разбрасываться землями. Они-то не бесконечные, а поданных полным-полно. Однако, Тейрин считал это достаточно малой жертвой во имя осуществления его замысла. Сейчас, когда он сидел в своих покоях, ожидая ответа от одной авварской правительницы, он размышлял. Когда-то их народ был единым целым. Их народ сумел прийти к стенам проклятого Тевинтера, (Прости меня, Мэй, от некоторых предрассудков мне тяжко избавиться, — сказал он собственным мыслям, словно бы извиняясь перед далёкой подругой) и заставить его чуть ли не встать на колени. Лишь предательство положило конец наступлению аламарри и расколола армию. Разрозненность была губительна, это тогда ещё Страж Алистер видел во время Пятого Мора. Но что если всё же попытаться вернуться к корням? Что если вновь встать плечом к плечу, единым народом?

Возможно ли это вовсе?..

Посыльный, заявившийся с очередным письмом, вырвал Алистера из размышлений. Кивком отослав юнца и поблагодарив его за службу, король весьма поспешно вскрыл плотный конверт. А, и вновь знакомый почерк, столь близкий сердцу. Бастард с лёгкой тоской во взгляде улыбнулся — Создатель милостивый, как же он скучал по тем временам, когда был свободней. Та поездка в Антиву и, в последствии, в Тевинтер была одной из последних «прогулок» по свету.

Впрочем, радость достаточно быстро исчезла, когда взгляд короля скользнул по строкам, говорившим об исследованиях. Понятное дело, что без них с красной дрянью не разберёшься… А может, зря он так беспокоился? Паранойя стала давним спутником короля примерно с начала приёма лириума, если не раньше. Но Мэйварис Тилани была не глупа, насколько он мог судить. Глупцы в Магистериуме долго не живут, как и при дворе любого правителя, верно? Она ведь и сама должна о себе позаботиться в таком случае. Тем более, что вроде как лизать красный лириум на морозе она не собиралась — это вам не кувалда.

«Дорогая Мэй,

Знаешь, обычно лучший способ для женщины не принести в подоле — это воздержание. Так же и с красным лириумом: лучший способ не заразиться — не вступать с ним в контакт. Но я знаю, что не смогу противостоять твоей любопытной натуре, не говоря уже о том, что исследования эти нужны не только для того, чтобы твою душу потешить. Так что просто будь осторожна, хорошо?

Касательно информации…»


И тут король ненадолго прервался в написании ответа, усиленно пытаясь вспомнить немногочисленные встречи с жертвами красного лириума. Ну как с жертвами… по большей части это всё-таки были красные храмовники. Опальный король помнил, как смотрел в теперь уже спокойное лицо мертвеца, носившего усыпанные красным кристаллом доспехи. Как эти же алые камни торчали из кожи убитого, словно прыщи-переростки. Как он был неестественно бледен и сер даже для трупа — казалось, что тело его было вымазано густым слоем пепла. И как знакомо выглядели чёрные вены, проступавшие под холодной кожей.

К сожалению, как минимум часть таких внешних признаков Алистер видел раньше. И это его совершенно не радовало. Он вспоминал об этом и раньше в одном из писем к Мэйварис, но, быть может, стоило на всякий случай напомнить.

«… я ведь уже как-то тебе говорил, что видок заражённых мне очень сильно напоминает тех, кто подвергся влиянию Скверны? Без красных кристаллов, конечно. Но пепельная кожа, чёрные вены... не хватает только воплей про песню, что звучит в голове и будут тебе форменные гули. Если моя догадка верна, то вопрос лишь в том, как так вообще получилось и почему эта красная дрянь всплыла только сейчас?

Надеюсь, у тебя всё в порядке. Будь осторожна и не привлекай к себе лишнего внимания. Никогда не знаешь, когда тебя может кто-то щёлкнуть по носу за любопытство, показавшееся кому-то излишним.

Целую,
Ал.

P.S. Не волнуйся, я в порядке и даже не ранен.

P.P.S. Стоп, а как же басня про ворону и лисицу?! Ты хочешь сказать, что мне лгали?!»

Подпись автора

https://i.imgur.com/VSsxEpQ.gif

https://i.imgur.com/ckf2UYZ.gif

https://i.imgur.com/U4uDGaY.gif

0

11

Резкий удар грома. Глушащий, заставляющий оглянуться в сторону окна. Непогода разразилась бушующим ветром во всей своей красе и мощи. Многие опасались столь яростных проявлений природы. Закрывали окна, затягивали шторы, прятались по углам, пытаясь найти успокоения в пламени. В тихих разговорах о приятных бытовых мелочах. Мейварис же поделиться мыслями и переживаниями в данный момент вживую было не с кем. Это нагоняло какую-то тоску, печаль, хандру. Меланхолия давно стала сожителем в просторном поместье. И в такую ненастную погоду Тилани будто находила свою толику успокоения. Ее наоборот манил свежий запах ливня, редкого электричества в воздухе, почти неуловимый. Он просачивался сквозь щель открытого окна. Капли дождя выбивали случайные ритмы по поверхности стекла. Девушка решила составить природной мелодии компанию, найдя себе место за пианино. Длинные пальцы, которые, казалось, могли подобно хрусталю надломиться от одного неловкого нажатия, начали легко выплясывать по клавишам, повторяя мелодию, запечатленную на бумаге причудливым танцем нот. Музыка гармонично разливалась по широкому залу гостиной. Один из способов борьбы с наплывами депрессии, которая подобно змею, шипела и вылезала из кустов тогда, когда ты этого, казалось, и не ждешь вовсе. В прекрасном Мейварис и находила отдушину. Как сказал однажды ее старый знакомый, старый пройдоха – торгаш: “Убери ты то, что связано с деньгами, все, что останется – чистое искусство”. И ведь пропитый, ободранный и помотанный жизнью гном знал, что говорит. Непередаваемый опыт работы с торговыми гильдиями. Чем больше денег, тем меньше они доставляют тебе неподдельного удовольствия. Чем меньше – тем яростнее ты впиваешься в последнюю свою золотую монету.

Причудливая мелодия закончилась падением тональности и громкости, крышка негромко захлопнулась, глаза девушки упали на белый конверт, что лежал на краю пианино. Письмо, которое пришло от Алистера еще дня четыре назад. Естественный вопрос, которым можно задаться, почему же оно еще не вскрыто? Женская интуиция – вещь действительно странная. Фибрами души, внутри, магистр знала, что в ближайшее время ее настрой сильно испортится. И ничто не помогает побороть одиночество, как общение, верно? Пускай даже на листе бумаги, с человеком, что был сокрыт сотней горизонтов. Встречи с которым не было уже не год и не два. Конечно же, в любой момент можно было закрыться в четырех стенах, вопить о несправедливости жизни, перебирать всю дрянь, что произошла с ней. Торольда… Но, с другой стороны, жизнь задевает всех и каждого. Да не то, что задевает. Хватает за горло и бьет лицом об асфальт, оставляя на камне твой багровый отпечаток лица. Стоило искать силы и двигаться вперед. И вот такой спасательной ниточкой, держать которую приходилось крепко, и была переписка Мейварис с Алистером. Девушка с легкой улыбкой на лице вскрыла конверт, щелчком пальцев зажгла несколько свечей в подсвечнике и нашла свой уют в кресле. Подложила книгу на колени. И начала писать ответное письмо.

“Рада вновь читать твои строки, Ал.

Да, понимаю. Но мы имеем дело с опасными вещами. Без должного исследования мы все вымрем, как крысы в канализации, не понимая, что нас убивает. Это тревожит меня. Ты, как никто иной, понимаешь, что имея познания, имея возможности и средства, но бездействуя, твое сердце окутывается тонкой нитью вины и сожаления, которая стягивается с каждым днем все сильнее. Если кто решит эту извращенную гадкую загадку быстрее меня – я, без вранья, буду откровенно рада за него. До тех пор...”

– девушка отвлеклась на полуоткрытой окно, будто бы переживая те самые эмоции и чувства, что она изливает на девственно – чистую бумагу. Ведь так и было. На ум вспомнилась старая поучительная сказка, которую рассказывали дворовым ребятам. Мол, Пьянчуга, возвращаясь из бара, увидел собаку и решил вылить на ней всю накопленную злость. За жизнь. За изменщицу – жену. За мразь – начальника. Трое детей стояли же в метре пятнадцати и с ужасом смотрели за происходящим. Одна женщина, увидев из окна такое зверство, выбежала со своей избы и сначала прогнала грубияна – алкоголика, а после отчитала детей. Те ответили, мол, мы же ничего не сделали. Одинокая мать же им ответила, что в этом и заключалась вся проблема… Машинально Мейварис прикусила длинный ноготь большого пальца, завороженно наблюдая за каплями, что наперегонки мчались к низу оконной рамы. Из раздумий она вышла лишь спустя минут пять.

“До тех пор я просто не найду себе покоя, пока не пойму, с чем и как это связано. Да и от магистров не ждут иного, будем откровенны. Когда бунтуют люди, посылают солдат. Когда бушует магия, решения ждут от узаконенных магов. Круг, магистрат, придворные маги, в зависимости от региона можно выбрать нужное. Кстати говоря о замеченных тобою событиях. Не было ли в твоих похождениях еще чего необычного? У тебя много опыта борьбы с порождениями тьмы. Любая информация будет полезной. Магические аномалии? Неведомые ранее существа? Если вспомнишь такое, не сейчас, так позже – напиши мне об этом, это действительно сейчас важно, как никогда.”

– просить еще о больших вещах было не совсем красиво, но таковы были обстоятельства. Все, с чем сейчас могла сравнить Мейварис влияние красной заразы, это с биологической заразой. Она много времени провела в беседах с врачами. Поговорила с людьми, которые были в очагах заражения лихорадкой и прочими болезнями. Иной параллели, кроме как с болезнью, чумой – попросту не находилось. Не зря в простонародье данное происшествие клеймят красной заразой. Но здесь было что-то еще. Подводные камни. Все связывают это с появлением Корифея, но, черт подери. Источник, природа этой силы? Тень? Или что-то архидемоническое? Отголоски мора? Или силы, до этого неизвестные? Единственные зацепки – мертвые участки земли да красные храмовники. Следственно, красный лириум, о котором известно – на кончике ногтя.

“Радость для глаз моих, читать, что с тобой ничего не случилось. Я, конечно, представляю, что как король, тебя никогда не покидает общество множества очей. Я уже даже как-то отвыкаю от подобного. Вся в делах, расследованиях и познавании магических трактатов. Глядишь так, скоро и вовсе бальные танцы забуду, какая нелепость! И раз уж так, поделись своими планами, что ждет тебя в сравнительно недалеком будущем? Куда ты двинешься дальше? Какие цели поставил, чтобы их преодолеть? Заранее могу лишь пожелать сил и неутолимости духа. Ибо твоим победам я, мой король, радуюсь как своим.

Всего хорошего, мой милый друг. Буду ждать от тебя новой весточки, которая приукрасит еще один мой день. Твоя Мей.

P.S. Вообще ничего не знаю! Сказки из уст в уста передаются! А летописцев ты видел?! Осыпающиеся заживо пеплом старики с бородой, длиннее чем они. В общем, ничему нельзя верить полностью, даже детским сказкам. Вдруг на деле там ворона лисицу заклевала, а чтобы деток не огорчать, все перелопатили. Вот так вот.”


Закончив свое сообщение невинной шуткой, которая должна была скрасить общий серьезный фон письма, девушка отложила его на ближайший столик и, вжимаясь пальцами в подлокотники, привстала с насиженного места. Несколько шагов в сторону двери, длинное матовое пальто черного цвета небрежно было накинуто на плечи. Девичьи пальцы сжали края, чуть натягивая верхнюю одежду на себя. Будто желая чтобы рукава ее обняли со спины. Мейварис вышла на веранду, отделяемая от сильного ливня надежной крышей над головою. На расстоянии вытянутой ладони уже можно было поиграться с опадающими, будто листва, каплями. Глубокий вдох чистого кислорода освежил мысли и сознание от смешанных чувств в голове и груди.

- Как хорошо...

0

12

Очередное письмо застало Алистера в весьма тревожное утро. Или день. Или вечер. Видит Создатель, король уже давно потерял нормальный счёт времени под зеленью Бреши. Вроде как некоторые говорили, что ночью становилось чуточку темнее и холоднее. Но когда над головой у тебя светит здоровенная зелёная дыра заместо солнца… Тут трудно нормально глаз сомкнуть.

Тревогой его сердце полнилось во многом потому, что ему предстояло сегодня взглянуть в глаза убийце. Человеку, из-за которого он в своё время покинул Серых Стражей, избрав корону. Просто потому, что не хотел сражаться с ним бок о бок и называть его братом. С годами, ненависть несколько утихла, превратившись в холодное презрение. Оно, в свою очередь, стало чем-то сродни неприязни — слишком давно опальный тейрн не попадался на глаза Алистеру. А сейчас… все эти треклятые эмоции, которым король не давал воли за годы, обрушились ему на голову подобно водопаду. Вот только он уже не был тем юнцом. И он мог взять себя в руки, чтобы как минимум не бросаться обвинениями во время грядущего совета.

Надо сказать, что это было не первое письмо за последнее время. Эрлина внезапно оказалась достаточно полезным источником информации, решив доставить письма Аноры именно королю, а не адресатам. Правда, один адресат как раз будет в той треклятой зале… Создатель милостивый, почему ты не угробил Логейна где-нибудь на Тропах? Почему он не подавился орлесианским круассаном?

Письмо от Мэй было глотком свежего воздуха в накалившейся ситуации. Он мог бы рассказать о своих тревогах Фергюсу, но у тейрна Кусланда сейчас и так было много проблем. Слишком много, чтобы Алистер его ещё нагружал собственными тяжёлыми мыслями, пока что касавшимися королевства весьма косвенно.

«Дорогая Мэй,

Я надеюсь, ты хотя бы не собираешься на Тропы лезть, чтобы всё это дело изучать? Иначе, клянусь Создателем, я приду по твою душу из Ферелдена, вытащу тебя оттуда к гарлоковой матери за ухо и поставлю в угол на горох босыми ногами за безрассудство.

Но перейдём от угроз справедливого наказания твоей ищущей приключений пятой точке к делу, да? Ты спрашивала о магических аномалиях и прочем во времена моих путешествий. Видимо, ты спрашиваешь именно об аномалиях, связанных с порождениями тьмы. В этом случае… пожалуй, самым странным было то, что я НЕ видел, но о чём мне доносили из достаточно достоверных источников. По окончании Мора на поверхности всегда остаются недобитки порождений тьмы. Говорят, что тогда в Амарантайне замечены были особенно странные твари — порождения тьмы, способные говорить. Да ещё и действовать отдельно и самостоятельно от остальной орды. Уж поверь, с таким дерьмом я не сталкивался во время Мора. Говорят, что Айдан Герой Ферелдена с этим разбирался, но… он уже шесть лет как почил на Тропах и спросить его самолично не получится. В остальном я, к сожалению, не могу тебе помочь. Встреченные мной порождения тьмы в большинстве своём ничем не отличались от стандартных представителей орды.

Из других новостей — похоже, что жёнушка моя решила, что раз уж от мужа «избавилась», то можно и другие вещи в жизни менять. Решила вступить в культ того стрёмного парня на драконе. Ну, знаешь, Того-Чьё-Имя-Нельзя-Называть. Мол, плевать она хотела на Создателя. Да ещё и написала его подельнику, что тут сидит — пишет, что дружить с ним хочет. Эта информация мне досталась каким-то чудом — её фрейлина всё же вспомнила, кто тут король и принесла письма мне. По мне, попахивает засадой… причём, как ни посмотри — принимай я это всерьёз или же со скептицизмом, а смотрится неприятно.

Ладно, я вынужден прерваться с письмом. Меня ждёт весьма весёлый разговор с моим любимым тестем и другими Стражами. Береги себя, хорошо?

Целую, Алистер.

P.S. Нет! Это неправда! Это невозможно!!! Ты вешаешь мне лапшу на уши и жаль, что она не с сыром — так бы я точно поверил.»

Подпись автора

https://i.imgur.com/VSsxEpQ.gif

https://i.imgur.com/ckf2UYZ.gif

https://i.imgur.com/U4uDGaY.gif

0

13

Бледное дрожание лучей света луны. Ночное время преображало Тевинтер, облагараживало. Да если подумать, о любом развитом городе можно было сказать также. Но у Мэйварис не было примера для сравнения. Можно было бы сравнить себя, на данный момент, с птицей в клетке. Но девушка старалась извлекать позитивные моменты из ситуации. Слишком многое зависело от того, сквозь какую призму восприятия ты пропускаешь поглощаемую информацию. Потому Тилани, можно сказать, заставляла выцеплять красоту шпилей, уходящих в недосягаемую ввысь. Свечение фонарей и редкий гул прохожих. Аромат ближайшей пекарни, которая уже закрывала свои двери. Шкодливые детишки, толпою спешили по домам, смеялись, что-то лепетали неразборчиво, сливаясь с шумовым фоном.

В знаменитый во всей округе кабак девушка зашла без проблем. Охранники, заметив знакомое, если даже не сказать – известное, лицо, лишь молчаливо расступились, желая приятно провести этот вечер, эту ночь. Легкий кивок головой и слабая улыбка. В нос ударил легкий запах табака. Звон стекла и инструментальная музыка. Барабаны особенно хорошо подчеркивали ритмику. А пара мужчин на духовых так хорошо выкладывались, что в целом мелодия слишком гармонично вписывалась в обстановку. Множество мужчин и женщин разных возрастов. Первый этаж представлял собой сборище простого люда, рабочего класса. У которых все-же имелись деньги на хороший и качественный отдых в этом недешевом заведении. Мэйварис поспешила удалиться на второй этаж по винтовой лестнице. Здесь уже был приготовлен столик. На красном полотне красовались фужеры и бутылка не самого дешевого алкоголя.
”Видимо, неизвестный, кем бы он ни был, желает произвести приятное впечатление.”

Все началось еще пару дней назад, когда один из шпионов-бардов резиденции Тилани сообщил, что “некто” желает встретиться с магистром лично, дабы обсудить ситуацию, творящуюся в стране, городе. И рассказать о красном лириуме то, чего она сама не знала. Сразу напрашивается подвох, но подвоха, как ее уверяли, не было. Она уже была известна в узких кругах как активистка неформального движения “Люцернов”. Та, которую положение нынешних дел душит, не дает покоя и терзает душу. Будущий повстанец, если так можно было выразиться. И аноним решил сделать ставку на это.

Встреча в назначенном месте, в назначенный час. Точнее, раньше обычного. Так Тилани сама решила. Чтобы не вызывать излишних подозрений. Всего лишь заглянула в кабак. Скоротать свое бесконечное одиночество здесь, а не в запертых стенах своего особняка. Магистр с легкостью откупорила бутылку, плеснув в свой бокал вина. Почему-то именно сегодня это вино выглядело, будто пот и кровь тех, кто держит этот город на ногах. В доказательство своим мыслям, глаза цвета моря глянули вниз. На сцене выступали различные артисты, малоизвестные или кто покруче. Веселили народ и веселили самих себя. Со второго этажа открывался отличный вид через решето деревянной окантовки. Также обычные люди. Один из рабочих ласкался касаниями с девицей, чье предназначение было – вытянуть как можно больше звонких монет. Кто-то рассуждал о политике, раз в минут пять чокаясь пивными бокалами с собеседниками. Именно такие люд и позволяют таким, как Мэй, пить это вино здесь, на втором этаже. И это не было поводом для гордости или тщеславной радости.

Тонкие пальцы щелкнули застежку сумочки. Доставая на стол чистый лист бумаги. Конечно, не самое атмосферное место для написания письма дорогому сердцу человеку, как могло показаться на первый взгляд. Однако, Мэйварис наоборот, была вполне довольна выбором. Хлопок в ладони. Официант мигом подскочил к столику, желая услужить клиенту всеми доступными методами, одним из которых была слишком слащаво натянутая улыбка. Которая, вот-вот треснет по швам.

- Пепельницу, пожалуйста. И стакан воды.

Как только официант принес все перечисленное и удалился восвояси, девушка приковала все внимание к бумаге, мысленно утопая где-то в мыслях. псевдо-трансу также помогала музыка на фоне, которая плавно лавировала между звуками инструментов и женским вокалом. Щелчок огнива. Редкая, очень редкая, но столь приятная дурная привычка, в особенности под алкоголь.

“Время течет своей чередой, многое меняется, вокруг нас, вокруг близких. Ситуация, мнения, обстановка. Но я все также рада получить из далеких земель очередную весточку от тебя. Дорогой Алистер.

Я слишком выросла, чтобы получить наказание в виде угла и гороха, пускай и от самой короны. Хотя, если это рассматривать, как признак внимания и заботы, желания сберечь и проучить. То такое даже может согреть мое сердце. Однако, все равно буду вынуждена избежать такого “сурового” суда с твоей стороны. И если ты приедешь, у нас попросту не будет ни времени, ни желания на такие глупые шалости.

Не сочти за грубость мои следующие слова, но я не могу позволить себе верить тому, что рассказывали другие люди о Море. Хоть и большинство из донесений солдат или людей могли оказаться правдой. Но чаще всего это все рано или поздно превращается в детскую потешную игру. Я забыла ее название, но я не потруднюсь объяснить, ибо эти весточки слишком редки и важны для меня, чтобы вдруг оставить тебя в непонимании. Дети строятся в ряд, или в кольцо. Ведущий загадывает слово и шепчет, именно шепчет его на ухо первому в очереди. И так дальше, пока слово не дойдет до того, кто стоит до ведущего. И тут уже последний в цепочке произносит то, что слышал. Чаще всего слово искажено до неузнаваемости, что вызывает много хохота и восторга.

К чему я это все. Кто-то мог в действительности увидеть страшного зверя или монстра, порождение Мора, но по итогу дойдет это все в искаженном виде, и я просто боюсь опираться на подобную информацию. Потому, буду довольствоваться тем, что есть. Хотя, почему-то насчет тварей, способных действовать самостоятельно. Этому я верю, этому я находила крупицы подтверждения. Спасибо и на этом, так сказать.

Ты вызываешь в моем сердце шок и ступор. Этого ни в коем случае нельзя допустить. Обществу не нужны вести о том, что верхушка, пускай не король, но его жена, смотрят в сторону Его. Мои советы, опять-таки, могут показаться слишком дикими, однако… Попробуй отговорить ее от этого безобразия при первой возможности. Отчитай и напомни про ответственность. Она может не верить в Создателя, что нынче – не ново. Но при этом менять шило ан мыло… А иначе. Я бы посоветовала тебе задуматься, не затащит ли она тебя в иного рода неприятности. Если на дереве зараза, то отрубают ветви. Не хочу, чтобы дошло до радикальных мер. нелегко, грустно, скрипя зубами, но возможно, стоит проявить стержень и пресечь подобные связи на корню. Но главное, попробуй найти нить понимания. Иначе это попросту повторится недели через две, с той разницей, что теперь ты не узнаешь об этом. Как шкодливый ребенок, понимаешь? Я уверена в тебе, что ты не свяжешься с этим, не на шутку сказано, злом. Но если кто-то из твоего окружения идет на такое…  Кроме как вынужденных мер, мне посоветовать нечего. Будь осторожен.

Желаю тебе высоко держать голову и не забывать в этих военных походах, что ты – тоже человек, и ты не одинок. Всего наилучшего тебе в длинном походе, до нового письма, Мэйверис.

P.S. Попытаться стоило! Вот бы историю могла бы рассказать внукам. Да хотя-бы, надеюсь, потешила. Так и знала, что раскусишь.”

0

14

В этот день прислуга старательно драила его латы, хотя Алистер этого не просил. Кузнец только закончил заточку и без того острого клинка. А внизу, за окном, командный голос рявкая раздавал приказы. Сегодня они выступают в Амарантайн, а там… одному Создателю известно, чем это закончится. Лезть на город, полный венатори — всё равно что палкой трогать улей, полный разъярённых пчёл. А ферелденские пчёлы дюже злые, о да. Сказывалось, видать, что жили рядом с угрюмыми ферелденцами, вот и переняли их характер. Посмотришь на одну косо и через пару минут на тебя летит целый рой.

Впрочем, пчёлы тебя не убьют, в отличие от огненного шара в лицо. Чтобы зажалить взрослого человека насмерть, пчёл потребуется очень и очень много. А венатори нужен всего один. И у Алистера не было никаких иллюзий по поводу того, что ждало его войско в Амарантайне. Ферелденцы пойдут туда не без поддержки — леди Пентагаст своё слово сдержала, насколько он понимал. Но сильно легче от помощи не станет. Амарантайн в очередной раз за этот год станет настоящей кровавой баней, в которой поляжет много хороших солдат. Из которой и сам Алистер может не выбраться.

Словно бы опять Мор начался. Это была откровенно дурацкая идея — королю отправляться на передовую. Кайлана подобное решение десять лет назад убило, а теперь и сам Алистер решил сунуться в бой. Но во имя святых панталонов Андрасте, он был воином. Серым Стражем. Смерть для него была весьма знакомой фигурой, всегда поджидавшей где-то за углом. И, честно говоря, Алистер устал отсиживаться за безопасностью стен и стенами гвардии. Ещё немного и он попросту с ума сойдёт от того, что советники квохчут и требуют, чтобы король был в безопасности. Нет, пускай вот Анора сидит себе в безопасности стен Денерима и плетёт интриги. Алистер же отсиживаться не желал.

Ферелден не останется без присмотра. На тот случай, если что-то случится с ним, Алистер подготовил нужные документы. Власть перейдёт к Фергюсу и уже на его плечи возляжет война с мятежной королевой. Он не хотел скидывать такой груз ответственности на плечи друга, но иного выбора не было. В первую очередь нужно было позаботиться о сохранении порядка и преемственности. О будущем, раз сам обеспечить не сумел.

Примерно за такими мрачными мыслями и застало короля письмо из Тевинтера. Затишье перед бурей. Отдушина перед тяжёлым испытанием. И, возможно, последнее письмо.

«Дорогая Мэй,

Я знаю. Знаю, что должен был сделать больше за все эти годы. Знаю, что где-то явно допустил ошибку, раз моя супруга решила пойти на подобное. Но Анора, к сожалению, всегда была лучше меня в интригах, тайнах и переговорах. Поверь, будь у меня возможность, я бы действительно попытался её вразумить, но… врата в Денерим для меня закрыты. Мой дом разорван междоусобной войной. ОПЯТЬ. Моя собственная королева объявила меня предателем и хер знает сколько баннов и, возможно, эрлов поддержали её начинания. Боюсь, что единственным способом «вразумить» будет лишь смерть. Но к этому я готов.

Как и к тому, что это, возможно, моё последнее письмо тебе или кому-либо. Я отправляюсь штурмом на Амарантайн. Серые Стражи потеряли его… и я должен его вернуть. Венатори и красные храмовники достаточно отняли от Ферелдена. И я желаю вернуть должок кровью.

Помолись за меня? Или нет. Можешь просто выпить и съесть головку сыра. Кто-то должен будет за меня изничтожать запасы.

С сердечной благодарностью за твою дружбу,
Алистер».

Подпись автора

https://i.imgur.com/VSsxEpQ.gif

https://i.imgur.com/ckf2UYZ.gif

https://i.imgur.com/U4uDGaY.gif

0


Вы здесь » Dragon Age: A Wonderful World » Древние свитки » [11-12 9:42 ВД] Not so old ties and companions